You must enable JavaScript to view this site.
This site uses cookies. By continuing to browse the site you are agreeing to our use of cookies. Review our legal notice and privacy policy for more details.
Close

Радикальный ислам в секторе Газа

Доклад N°104 Ближний Восток

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

В свете недавнего обострения конфронтации между Израилем и движением Хамас, ситуация в секторе Газа, а также характер отношений исламистского движения с более радикально настроенными организациями, снова оказались в центре внимания. Обстоятельства, сложившиеся в секторе Газа, вызывают озабоченность одновременно в нескольких аспектах: стремится ли Хамас установить на контролируемой им территории нормы шариата; насколько реален процесс исламизации сектора Газа и способствует ли он росту влияния группировок салафистов-джихадистов; какова вероятность того, что дочерние структуры Аль-Каиды смогут закрепиться в Газе? На сегодняшний день более радикально настроенные исламистские группировки являются основными политическими и идеологическими конкурентами Хамаса, несмотря на их небольшое количество, размытую организационную структуру, незначительные - в данное время - достижения в борьбе с Израилем и невысокий потенциал влияния на властные структуры. Роль салафистов-джихадистов в секторе Газа в меньшей степени определяется их военными возможностями, нежели идеологическими ограничениями, которые они налагают на Хамас, сокращая количество степеней свободы движения: они успешно аппелируют к членам военного крыла Хамаса, обладающим большим влиянием; проводимые ими террористические действия, как на территории самого сектора Газа, так и за его пределами, несут очевидную угрозу безопасности; их критика Хамаса за прекращение боевых действий против Израиля или отсутствие политической воли для установления в Газе норм шариата увеличивает градус политического и идеологического давления, целью которого является дальнейшая радикализация и исламизация Сектора Газа. Иными словами, салафисты представляют собой серьёзную проблему, которая в значительной степени усугубляется политикой изоляции сектора Газа и бойкотом Хамаса. Учитывая то, что, в связи с событиями Арабской весны, международное сообщество сегодня ищет новые пути взаимодействия с политическим исламом, сектор Газа является хорошим плацдармом для начала этого процесса.

В последние годы движение Хамас столкнулось в секторе Газа с конкуренцией со стороны новых исламистских организаций. Это группировки боевиков, известные как салафисты-джихадисты, придерживающиеся строгой интерпретации идейных доктрин ислама и рассматривающие себя не в узких рамках «освободителей Палестины», но как часть международного движения, с оружием в руках защищающего мусульман против неверных, к числу которых, по мнению многих представителей салафистов, относятся шииты и палестинские секуляристы. Несмотря на то, что в настоящее время количество таких групп и их численность относительно невелики, они - будучи ответственными за значительную часть обстрелов Израиля ракетами с территории сектора Газа - вполне способны спровоцировать эскалацию напряжения, которая, как показали события прошедшей недели, может привести к серьёзным последствиям для сектора Газа, Израиля и региона в целом.

Со временем сотрудничество Хамаса с салафистскими радикальными группировками сменилось конфронтацией. Так, в 2006 году одна из старейших салафистских группировок сектора Газа, Джаиш Аль-ислам (Армия Ислама) и Хамас - при участии ещё одной фракции - взяли в плен сержанта израильской армии Гилада Шалита. Несмотря на это, в течение последующих нескольких лет Хамас принял ряд жестких мер, направленных против Джаиш Аль-ислам и других салафистских группировок, предпринимая самые решительные действия, в тех случаях, когда он сталкивался даже с намеком на прямой вызов его властным полномочиям. Иллюстративным примером такого жесткого подхода могут служить события 2009 г.: в августе этого года духовный лидер движения "Джунд Ансар Аллах" ("Воины сторонников Аллаха"), относительно молодой группировки салафистов-джихадистов, базирующейся в Рафахе, осудил политику Хамаса, провозгласил исламский эмират в Палестине, и потребовал установления шариата. Хамас незамедлительно предпринял жесткие репрессивные меры, в результате которых погибло более двадцати человек, сто было ранено, а сама группировка фактически прекратила существование.

Описанные события стали точкой отсчёта начала политики "активного сдерживания", проводимой Хамасом не только в отношении боевиков салафистов – представители салафистских группировок, задержанные при попытке нарушить перемирие, до недавнего времени поддерживаемое Хамасом, систематически арестовываются - но также и в отношении членов Хамаса, сочувствующих таким группировкам. В этом отношении необходимо заметить, что ряды большинства группировок салафистов-джихадистов в секторе Газа пополняются в основном представителями молодого поколения - бывшими рядовыми членами вооружённых крыльев традиционных партий и движений, прежде всего Хамаса и Исламского джихада, но также Комитетов народного сопротивления (КНС) и Фатха. Причины, по которым они предпочли покинуть более умеренные организации и вступить в ту или иную группировку салафистов-джихадистов могут быть самыми различными, однако большинство новых членов заявляют, что основными мотивами их неудовлетворённости Хамасом стали: участие движения в выборах в законодательные органы власти в 2006 г., заключение соглашения о прекращении огня с Израилем и неспособность, после прихода к власти в секторе Газа, установить законы шариата.

Уровень влияния салафистов-джихадистов на политической сцене сектора Газа можно охарактеризовать как умеренный: не играя решающей роли, они в вносят ощутимый вклад в формирование политико-идеологического ландшафта. Их основные претензии к Хамасу заключаются в определённом послаблении, демонстрируемом последним в обеспечении соблюдения идеологических догм ислама. Такие обвинения находят широкий отклик среди многих сторонников движения, что, в свою очередь, вынуждает правительство стремиться к более строгому применению норм исламского законодательства. Правительство, однако, является точкой приложения разновекторных сил и салафисты представляют лишь одну из них. Противовесом идеологическому прессу со стороны салафистов являются практические соображения, связанные с поддержанием административной управляемости территории, надежда на расширение дипломатических связей и давление со стороны многих жителей сектора Газа, правозащитников и представителей Запада. Результатом становятся политические метания правительства: как правило, принимается пакет решений, направленных на усиление процесса исламизации общественной жизни, после чего некоторые решения – под давлением общественного мнения – отменяются, а некоторые остаются в силе. Ещё большую озабоченность вызывает череда взрывов, перестрелок, поджогов и грабежей, целью которых очевидно стала "зачистка" неисламских элементов на территории сектора Газа, в результате которых не было инициировано ни одного открытого судебного процесса. Во многих случаях конкретные силы, стоящие за этими преступлениями, на сегодняшний день так и не были идентифицированы. Некоторые наблюдатели считают, что за этими актами насилия стоят группировки салафистов-джихадистов. Альтернативная точка зрения заключается в том, что вина лежит на наиболее радикальных членах самого Хамаса и правительство – располагая необходимой информацией - сочло наказание виновных политически невозможным в сложившейся деликатной ситуации: власти сектора являются постоянным объектом критики за факт заключения (ныне нарушенного) перемирия, которое, с одной стороны, так и не убедило Израиль снять блокаду границ сектора Газа, а с другой - не способствовало снижению уровня дипломатической изоляции Хамаса.

Несомненным просчётом стала избранная международным сообществом политика бойкота Хамаса и изоляции сектора Газа, по причинам, на которые неоднократно обращала внимание Кризисная Группа. Помимо того, что такая политика привела к резкому снижению уровня жизни жителей сектора Газа, она не привела – как ожидалось - к ослаблению Хамаса, не снизила уровень влияния и контроля движения в Газе, не привела к усилению движения Фатх и не способствовала продвижению мирного урегулирования. Необходимо добавить, что косвенным негативным эффектом такой близорукой политики международного сообщества явилось усиление влияния салафистов. Изоляция сектора Газа, ограничивающая контакты населения с внешним миром, и пока не приносящая осязаемых результатов стратегия Хамаса (попытки наладить отношения с международным сообществом, воздержание – до недавнего времени — от силовых методов борьбы с Израилем и наложение ограничений на широкую общественную исламизацию, которой требуют наиболее радикальные лидеры) несомненно играют на руку салафистам и автоматически увеличивают их влияние на структуры власти и общественное мнение. Естественно, никто не может гарантировать, что установление политических отношений с Хамасом и нормализация ситуации в секторе Газа приведет к увеличению степени прагматизма движения или снижению идеологической привлекательности более радикальных альтернатив. Но, в сложившейся ситуации, нет сомнений, что игра, по меньшей мере, стоит свеч.

Свержение президента Мубарака, вероятно, приведет к пересмотру политики Египта по отношению к сектору Газа. Возможно, будет существенно упрощена процедура пересечения границы и улучшены отношения с Хамасом. Такое предположение логически вытекает из перспектив формирования, по результатам египетских выборов, более репрезентативного правительства, в большей мере отражающего интересы населения, крайне недовольного политикой прежнего режима. Такие перемены несомненно дадут возможность другим сторонам – в первую очередь европейцам и американцам - пересмотреть сложившиеся представления и сменить сегодняшнюю позицию. Всем заинтересованным сторонам следует не упускать предоставленную таким образом возможность и осознать, что в секторе Газа альтернативой Хамасу совершенно не обязательно является Фатх. На территории сектора действуют более радикальные исламистские группировки, которые могут составить Хамасу и Фатх достойную конкуренцию и их успех, очевидно, не в интересах международного сообщества.

Газа/Рамаллах/Иерусалим/Брюссель, 29 марта 2011 г.

More Information

Podcast

 

Hamas: Uncontested in Gaza?

3 June 2011: Nathan Thrall, Crisis Group’s Middle East Analyst, talks about radical Islam in Gaza, and the relation between Hamas, the Islamic movement in control of the strip, and radical Islamist groups, and the challenges they pose.

Download/Subscribe