You must enable JavaScript to view this site.
This site uses cookies. By continuing to browse the site you are agreeing to our use of cookies. Review our legal notice and privacy policy for more details.
Close
Homepage > Regions / Countries > Middle East & North Africa > North Africa > Tunisia > Popular Protests in North Africa and the Middle East (IV): Tunisia’s Way

Народные протесты в Северной Африке и на Ближнем Востоке (IV): путь Туниса

Доклад N°106 Северная Африка 28 Apr 2011

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Тунис - страна, где все началось. Это также страна, где успех перехода к демократической форме правления представляется наиболее вероятным. Тому есть множество причин, но основным фактором являются исторически сильные тенденции политической и социальной активности населения, которые не смогли окончательно искоренить даже десятилетия репрессий. Традиция политического активизма сослужила нации хорошую службу во время революционного переворота: рабочие, безработные, юристы и представители среднего класса, другими словами – представители самых различных слоев общества, смогли объединить усилия, сплотившись в единое движение национального масштаба. Эта традиция несомненно вновь будет востребована для решения серьезных проблем, стоящих перед сегодняшним Тунисом, в числе которых: необходимость найти приемлемый компромисс между стремлением к радикальным политическим переменам и социальным спросом на стабильность; интеграция исламизма в новую политическую систему; устранение колоссального социально-экономического рифта, ставшего основной причиной революции, но который революция, как таковая, не способна полностью ликвидировать.

Восстанавливая последовательность событий, становится очевидным, что в Тунисе сложились все необходимые предпосылки для революции. Несмотря на тунисское "экономическое чудо", целые регионы страны долгое время оставались без внимания властей. Рос уровень безработицы, главным образом среди молодежи и выпускников вузов. Отчаяние и недовольство населения, вызванные острыми социальными, демографическими и региональными дисбалансами выразились в трагическом символизме акта самосожжения, совершенного 17 декабря 2010 г. молодым человеком, Буазизи, - безработным жителем небольшого города, зарабатывающим на жизнь продажей овощей и фруктов с лотка. Основная часть его скудного заработка уходила на оплату университетского образования сестры. Трагическая смерть немедленно стала символом недовольства населения по самому широкому кругу проблем: например, широкое хождение получили слухи о том, что Буазизи был выпускником университета. Его смерть спровоцировала масштабные демонстрации молодежи на юге и в центре страны, основными требованиями которых стали рабочие места, улучшение экономических перспектив и качества медицинского обслуживания и образования.

Восстание охватывало все новые территории, к нему присоединялись различные политические группы. Профсоюзы сыграли ключевую роль. Основная профсоюзная организация страны, Всеобщий тунисский союз труда (ВТСТ), после непродолжительных колебаний возглавила движение. ВТСТ, под давлением более активных местных комитетов и опасаясь утратить поддержку своей социальной базы, приступил к мобилизации все возрастающего числа активистов в различных городах страны, в том числе в Тунисе. Спутниковые каналы и социальные сети – Facebook, Twitter и другие - способствовали вовлечению в движение молодых представителей среднего класса и элиты. Последствием попыток властей применить силу против демонстрантов стало сочленение социально-экономических и политических требований. Режим создал и закрепил в сознании протестующих имидж авторитарного полицейского государства. В результате, ничто так не способствовало поддержке восстания широкими группами населения, как избранные Бен Али методы его подавления.

Социальная база режима сузилась драматическим образом. Президент Зин эль-Абидин Бен Али остался практически в одиночестве в тот момент, когда больше всего нуждался в поддержке. Президент и его семья за годы правления фактически кооптировали государственные структуры и политический потенциал правящей партии. Экономические ресурсы, прежде распределявшиеся среди представителей элиты, все в большей степени монополизировались Бен Али и его супругой, Лейлой Трабелси, что самым негативным образом отразилось на частном секторе. Партия власти, Демократическое конституционное объединение (ДКО), перестала функционировать в качестве источника привилегий и социальных лифтов в отношении своих членов: ДКО оказалась неспособна организовать ни одну демонстрацию в поддержку режима, несмотря на многочисленные призывы к их проведению, исходившие из окружения президента. Со своей стороны, армия, лишенная доверия президента и долгое время обойденная вниманием режима, сохранила лояльность государственным институтам, отказавшись поддержать Бен Али. Доверие президента не распространялось даже на службы безопасности, за исключением президентской охраны, привилегированный статус которой явился дополнительным источником недовольства.

Неумолимо возрастающая поддержка революции в условиях неуклонного сокращения числа сторонников правящего строя послужила залогом успеха революционного движения. Ситуация лучше всего резюмируется следующим образом: возрастающее недовольство населения, мобилизация молодежи посредством социальных сетей, усиливающееся участие политических партий и профсоюзов и ослабленный режим, утративший традиционные источники поддержки. На каждом этапе развития событий действия властей – жестокое подавление акций протеста, запоздалые и непоследовательные решения Бена Али - способствовали превращению в большинстве своем спонтанных, локализованных выступлений в полномасштабную революцию.

Революция, однако, не закончилась побегом Бен Али из страны 14 января. Перед Тунисом стояли три фундаментальные проблемы. Ему удалось существенно продвинуться по пути решения первой, создать хороший задел для решения второй и остается много сделать для решения третьей.

Первой задачей было создание переходных структур, способных одновременно развеять опасения возврата к прошлому и гарантировать стабильность и управляемость государства. На этом пути стране предстояло преодолеть множество препятствий. Многие полагали, что первое пост-революционное правительство, состоявшее из членов ДКО и нескольких министров предыдущего кабинета, оказалось точной копией последнего. В ответ на обвинения, был создан совет, который, по замыслу оппозиции, должен был явить образец революционной легитимности. После долгих переговоров и нескольких фальстартов, была создана сбалансированная структура руководства. Наиболее одиозные министры покинули правительство, а в состав совета, контролирующего процесс передачи власти, вошли представители всех основных политических движений и гражданского общества. 23 октября 2011 года должны состояться выборы в Учредительное собрание Туниса, что было главным требованием демонстрантов.

Из опыта Туниса следует извлечь важные уроки. Революционное правительство серьезно ослабило собственные позиции в результате недостаточно широких консультаций и невразумительной коммуникации. Продемонстрировав гибкость и готовность прислушиваться к общественному мнению, ему удалось избежать серьезного политического кризиса.

Второй задачей была интеграция исламистов в новую политическую систему. В данном аспекте у Туниса были существенные преимущества. "Ан-Нахда" ("Возрождение"), главное исламисткое движение страны, значительно отличается от аналогичных движений в арабском мире своим прагматизмом, готовностью к контактам с другими политическими силами и тщательно продуманной программой. Со своей стороны, некоторые светские партии неоднократно и в течение многих лет прилагали значительные усилия для того, чтобы наладить отношения с этим движением. После начала революции "Ан-Нахда" продемонстрировало сдержанность, а по завершении активной фазы революционных действий сделало все возможное для того, чтобы заверить другие политические партии и население в своей прагматичности. Взаимное недоверие, однако, сохраняется. Движения по защите прав женщин в особенности сомневаются в искренности намерений "Ан-Нахда". Исламисты, со своей стороны, не забыли жестокие репрессии режима Бен Али в 90-е годы.

Третья задача является наиболее неотложной: решение серьезных социально-экономических проблем. Для многих тунисцев решающим фактором при принятии решения о присоединении к демонстрантам стало тяжелейшее материальное положение. Требования свободы и демократических прав, несомненно, также явились важной составляющей такого решения и сегодня у них есть все причины радоваться успехам демократического движения. Но политическая победа не является залогом изменений условий жизни, которые стали причинами восстания. Напротив: туристический сезон был сорван – прогнозируемое, но, к сожалению, неизбежное следствие беспорядков; региональная нестабильность привела к росту нефтяных цен; неопределенность сложившейся ситуации негативно отразилась на притоке иностранных инвестиций; ливийский конфликт спровоцировал приток беженцев, чрезвычайно обострив ситуацию в стране.

Таким образом, сложная экономическая конъюнктура только ухудшилась. В отсутствии смелых внутриполитических решений и щедрой международной помощи можно ожидать новых беспорядков, обостренных диспропорциями в социально-экономическом развитии регионов и политическими разногласиями между севером страны, с одной стороны и южными и центральными регионами - с другой.

Однако, невзирая на потенциальные проблемы, в настоящее время ситуацию в Тунисе можно охарактеризовать как положительную. Переход к демократическим структурам управления осуществляется не армией или группой политиков, но репрезентативным объединением государственных институтов, политических сил, профсоюзов и ассоциаций, пытающихся выработать компромисс путем диалога и переговоров. Это является достаточным основанием для того, чтобы другие государства региона и остального мира не обходили Тунис своим вниманием и всячески способствовали его продвижении по избранному пути.

РЕКОМЕНДАЦИИ

Правительству Туниса, Высшей комиссии по реализации целей революции, комиссиям и советам, назначенным временным правительством:

1. Публично и регулярно освещать работу правительства, Высшей комиссии и других комиссий.

2. Сотрудничать со всеми социально-экономическими партнерами по вопросам обеспечения занятости, защиты обездоленных и реадаптации безработных выпускников вузов.

3. Усилить прерогативы министерства регионального развития, разработать план чрезвычайной социально-экономической помощи депрессивным регионам.

4. Проводить социальную реабилитацию бывших политических заключенных, в первую очередь через обеспечение рабочими местами, получение образования и предоставление компенсации семьям.

5. Продолжить реформирование служб безопасности, включая:

a) создание комиссии, ответственной за проведение реформ и централизацию служб, с привлечением представителей гражданского общества и правозащитников, а также министерств внутренних дел и юстиции;

b) публикацию на базе информации, предоставленной министерством внутренних дел и правозащитными организациями, организационной структуры сил безопасности и полиции; и

c) разработку программы обучения сотрудников сил безопасности с помощью международных партнеров.

Правительству Туниса, Высшей комиссии по реализации целей революции, политическим партиям, профсоюзам и ассоциациям:

6. Организовать национальную конференцию по защите прав женщин, пригласив на нее все политические и общественные движения, в том числе исламистские, с целью выработки национального плана, направленного на защиту прав женщин и их интеграцию в области занятости и политического представительства.

Политическим партиям Туниса:

7. Обеспечить с учетом ближайших выборов в Национальную учредительную ассамблею, включение в их избирательные списки представителей молодежи, женщин и регионов и независимых от политических партий кандидатов, происходящих из общественных и правозащитных организаций.

­Международным финансовым институтам,­ в том числе, Африканскому банку развития, и странам - членам Организации Объединенных Наций, в первую очередь, членам Лиги арабских государств и Европейского Союза, США и Швейцарии:

8. Пересмотреть сроки выплаты внешнего долга Туниса и провести аудит этого долга в сотрудничестве с правительством Туниса и коммерческими структурами, с целью установления размеров реального долга и то, что было расхищено в эпоху правления президента Бена Али и его семьи, нарушивших правовые нормы страны-должника и стран-кредиторов.

9. Помогать тунисскому правительству в приеме на тунисской границе беженцев из Ливии, оказывать неотложную гуманитарную помощь, помогать возвращению не тунисских и не ливийских беженцев в их страны, содействовать временному размещению ливийских беженцев в Тунисе, и помогать снабжению тунисской армии для контроля границ.

10. Проводить в сотрудничестве с тунисским правительством мероприятия по замораживанию вкладов семьи Бен Али за границей, и содействовать в обоснованные сроки, при соблюдении законодательства заинтересованных государств, возвращению этих вкладов тунисскому правительству.

11. Организовать конференцию по оказанию экономической помощи Тунису в партнерстве с тунисским правительством, представителями общественных организаций и профсоюзных движений, в целях координации международной экономической помощи.

Тунис/Брюссель, 28 апреля 2011 г.

More Information

Podcast

 

Tunisia's Way

27 April 2011: The ongoing turmoil in the Arab world began in Tunisia, where earlier this year President Ben Ali, in power for 23 years, fled the country after only four weeks of popular protest. Rob Malley, Crisis Group's Middle East and North Africa Program Director, explains why the first Arab revolution may have the best chance of success.

Download/Subscribe