icon caret Arrow Down Arrow Left Arrow Right Arrow Up Line Camera icon set icon set Ellipsis icon set Facebook Favorite Globe Hamburger List Mail Map Marker Map Microphone Minus PDF Play Print RSS Search Share Trash Crisiswatch Alerts and Trends Box - 1080/761 Copy Twitter Video Camera  copyview Whatsapp Youtube
Индонезия: последствия декрета о секте "Ахмадия"
Индонезия: последствия декрета о секте "Ахмадия"
Briefing 78 / Asia

Индонезия: последствия декрета о секте "Ахмадия"

КРАТКИЙ ОБЗОР

Правительство  Индонезии  сообщило 9 июня 2008 г. о принятии совместного декрета по вопросам религии, которым "приостанавливалась" деятельность секты "Ахмадия".  Члены этой секты, являющейся ответвлением ислама, почитают ее основателя Мирзу Гулам Ахмада. На протяжении многих месяцев приверженцы "жёсткой" линии в различных исламских группировках нагнетали давление на правительство страны, требуя от него полного запрета этой секты. По мнению же правозащитников и многих общественных деятелей любые установленные государством ограничения нарушили бы конституционное право на свободу вероисповедания.

Принятие этого декрета говорит о том, что исламские группировки, приверженцы "жёсткой" линии, обладающие не очень широкой политической базой, смогли воспользоваться классическими методами действий гражданского общества, чтобы повлиять на политику правительства.

Многие высокопоставленные представители духовенства затем публично заявили, что данный декрет не препятствует членам секты "Ахмадия" отправлять свои религиозные обряды, в том случае, если они не пропагандируют своих взглядов и не привлекают в свои ряды новых сторонников. Однако такой компромисс никого не удовлетворил. Требование приверженцев "жёсткой" линии: либо распустить секту "Ахмадия", либо добиться от членов секты заявления о том, что они - не мусульмане.  С их точки зрения декрет не достаточно жесткий, его формулировки носят обтекаемый характер и  не имеют силы закона. Для них остается неясным, каким образом будут реализованы положения декрета. Они рассчитывают сами контролировать деятельность секты "Ахмадия" и пресекать любые ее действия,  не вписывающиеся в их интерпретацию истинно мусульманской веры.

Для многих других индонезийцев этот декрет представляет собой бесполезную и опасную капитуляцию перед требованиями радикалов, которые в результате могут еще больше активизироваться.

Никто не смог удовлетворительно ответить на вопрос, почему этот декрет был принят именно сейчас.

Секта "Ахмадия" без особых проблем действовала в Индонезии по разным источникам с 1925 или 1935 года. Несмотря на то, что в 1980 г. Совет улемов Индонезии (Меджлис, МУИ) вынес фетву (решение мусульманских ученых) с заключением об опасности этой секты, а в 2005 г. рекомендовал ее запретить, власти не предпринимали никаких действий до 2008 г.

Почему же это было сделано именно сейчас?

Причиной произошедшего стали, по меньшей мере, четыре фактора:

  • В течение последних пяти лет в эшелонах власти постоянно  велось лоббирование политики репрессий в отношении секты "Ахмадия".
     
  • Радикальные исламистские группировки, включая движение Хизб ут-Тахрир (в Индонезии эта международная организация называется Хизбут Тахрир), стремились поставить на повестку дня такие проблемы, которые позволили им бы заручиться поддержкой населения и расширить число членов своей организации.
     
  • При президенте Сусило Бамбанг Юдхоёно беспрецедентной степени влияния достигли такие органы, как МУИ и Бакорпакем (Badan Koordinasi Pengawas Aliran Kepercayaan Masyarakat,  структура, созданная президентом Сухарто в рамках его политики  "Нового порядка" при генеральной прокуратуре для надзора за религиозной деятельностью и сектами).
     
  • политические маневры, связанные с проведением выборов на национальном и муниципальном уровнях.

За неделю  перед принятием нового декрета проявились еще два фактора. Во-первых, правительство испугалось развязывания актов насилия.  1 июня воинственно настроенные исламистские фундаменталисты разогнали митинг, проводимый в защиту религиозной терпимости, избив его участников. Двенадцать участников митинга попали в больницу, а против десяти нападавших было возбуждено уголовное дело. Власти опасались, что дальнейшее промедление с принятием декрета о секте "Ахмадия" приведет к еще большим столкновениям. Во-вторых, правительство опасалось за свой престиж, если бы после многократных обещаний, оно снова промедлило с принятием этого декрета.

В результате принятия декрета был нанесен ущерб имиджу Индонезии, как стране способной противостоять росту исламского радикализма, и имиджу президента Сусило Бамбанг Юдхоёно, как сильного лидера. Все это говорит о том, что власти, у которых явно нет четкого видения основных принципов, попросту стремятся достичь компромисса с теми, кто проявляет наибольшую активность.

Джакарта/Брюссель, 7 июля 2008 г.

Briefing 139 / Asia

印度尼西亚:亚齐旗帜引发紧张局势

A dispute over a flag in Aceh is testing the limits of autonomy, irritating Indonesia’s central government, heightening ethnic tensions, reviving a campaign for the division of the province and raising fears of violence as the 2014 national elections approach.
 

I. Overview

The decision of the Aceh provincial government to adopt the banner of the former rebel Free Aceh Movement (Gerakan Aceh Merdeka, GAM) as its official provincial flag is testing the limits of autonomy, irritating Jakarta, heightening ethnic and political tensions, reviving a campaign for the division of Aceh and raising fears of violence as a national election approaches in 2014.

On 25 March 2013, the provincial legislature adopted a regulation (qanun) making the GAM’s old banner the provincial flag. It was immediately signed by Governor Zaini Abdullah. The governor and deputy governor are members of Partai Aceh, the political party set up by former rebel leaders in 2008 that also controls the legislature.

The central government, seeing the flag as a separatist symbol and thus in violation of national law, immediately raised objections and asked for changes. Partai Aceh leaders, seeing the flag as a potent tool for mass mobilisation in 2014, have refused, arguing that it cannot be a separatist symbol if GAM explicitly recognised Indonesian sovereignty as part of the Helsinki peace agreement in 2005 that ended a nearly 30-year insurgency. Partai Aceh believes that if it remains firm, Jakarta will eventually concede, as it did in 2012 over an election dispute.

Indonesian President Yudhoyono’s government is torn. On the one hand, it does not want a fight with the GAM leaders; the 2005 peace agreement is the most important achievement of a president who, in his final term, is very much concerned about his legacy. It also is unwilling to provoke GAM too far, fearful that it will return to conflict, a fear many in Aceh discount as unwarranted but one that Partai Aceh has exploited with relish. On the other hand, it does not want to be branded as anti-nationalist as the 2014 election looms, especially as some in the security forces remain convinced that GAM has not given up the goal of independence and is using democratic means to pursue it. The president and his advisers also know that if they allow the GAM flag to fly, it will have repercussions in Papua, where dozens of pro-independence activists remain jailed for flying the “Morning Star” flag of the independence movement.

GAM leaders see little to lose by standing their ground. The flag is a hugely emotive symbol, and defying Jakarta is generally a winning stance locally. Some individual members of parliament see it as a way of regaining waning popularity for failing to deliver anything substantive to their constituencies. Also, Partai Aceh took a controversial decision to partner with Gerindra, the party of former army General Prabowo Subianto, for the 2014 election. Leaders like Muzakir Manaf, deputy governor and former commander of GAM’s armed wing, may want to use the flag issue to show they have not compromised their principles by allying with a man whose human rights record is often questioned.

Within Aceh, adoption of the GAM flag has sparked protests from non-Acehnese ethnic groups in the central highlands and south west. The GAM heartland has always been along the east coast; to highlanders like the Gayo, the flag thus represents the domination of the coastal Acehnese at their expense. The issue has revived a dormant campaign for the division of Aceh into three by the creation of two new provinces, Aceh Leuser Antara (ALA) for the central highlands and Aceh Barat Selatan (ABAS) for the south west. If GAM does not back down on the flag, support for that campaign by the intelligence services is likely to rise, and with it, the probability of increased ethnic tensions.

The options for breaking the stalemate seem to be as follows: the government concedes; GAM concedes, making slight changes to the flag by adding or removing an element; GAM agrees to limits on how or where the flag can be displayed; or the dispute is taken to the Supreme Court, thereby delaying any resolution.

In the meantime, the power of the GAM machinery in Aceh continues to grow.

Jakarta /Brussels, 7 May 2013