Report / Europe & Central Asia 2 minutes

Абхазия: пути вперед

  • Share
  • Сохранить
  • Печать
  • Download PDF Full Report

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Четырнадцать лет переговоров, проводившихся попеременно ООН и Россией, не обеспечили больших сдвигов в урегулировании грузино-абхазского конфликта. На местном уровне удалось достичь некоторых успехов: нарушения перемирия редки; приблизительно 45 тыс. грузин - внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) вернулись в свои дома в Гальском районе, обе стороны сотрудничают в эксплуатации Ингурской гидроэлектростанции, и может начаться восстановление стратегической железной дороги через Абхазию. Но резкое ухудшение российско-грузинских отношений и военная авантюра, предпринятая Грузией в Кодорском ущелье., внесли вклад в замораживание дипломатических усилий по Абхазии с середины 2006 г. В отсутствие новых инициатив становится реальным возобновление насилия. Поскольку перспективы скорейшего всеобъемлющего урегулирования ключевых политических проблем, в частности, окончательного статуса, являются неблагоприятными, стороны конфликта и международные посредники должны переконцентрировать свои усилия в 2007 г. на укрепление доверия и практического сотрудничества в тех областях, где для этого имеются реальные возможности.

Абхазия настаивает на признании своей независимости и утверждает, что она устанавливает демократические ценности и главенство закона, но международное сообщество единодушно рассматривает ее как часть Грузии. Тбилиси расценивает невозможность восстановления полного контроля [над своей территорией] как препятствие государственному строительству, обеспечению национальной безопасности и экономическому развитию. Более 200 тыс. перемещенных лиц из Абхазии вынуждены проживать в неблагоприятных условиях на территории собственно Грузии. Годы безвыходного положения укрепили у обеих сторон взаимно искаженный и негативный образ. Абхазы с 1996 г. проживали в условиях экономических ограничений, их возможности для торговли или передвижений были невелики; они продолжают опасаться интервенции грузинской армии и новой войны. Зависимость этого политического образования от России возросла, поскольку ее возможности установления связей с другими государствами были ограничены.

Весной 2006 г. появились основания для оптимизма, поскольку могли начаться широкие обсуждения вопросов расширения сотрудничества и урегулированию споров: впервые с января 2001 г. стороны возобновили переговоры в рамках Координационного совета под эгидой ООН; Абхазия представила документ "Ключ к будущему", а Грузия подготовила свою "Дорожную карту". Но из этого ничего не вышло. После того, как в июле силы специального назначения Грузии приступили к проведению операции в Кодорском ущелье, Абхазия прервала все переговоры. Дипломатический процесс заморожен, а стимулы к его возобновлению невелики. Грузия проводит новую стратегию, призывая к изменениям в формате переговоров и сил по поддержанию мира, чтобы уменьшить влияние России по обоим направлениям. Москва и Сухуми выступают против этих изменений, которые не слишком решительно поддерживаются западными партнерами Грузии.

Поскольку политическая ситуация на местном и более широком уровнях не способствует значительному прогрессу, то в этом докладе высказывается мнение, что, по крайней мере, в текущем году единственная возможность для продвижения заключается в том, чтобы в большей степени сделать упор на укреплении доверия, нежели на ведении переговоров по основным политическим проблемам. Грузия должна предпринять конкретные шаги, такие как подписание обязательств о невозобновлении военных действий, снятие экономических санкций и содействие большему экономическому развитию и привлечению международных организаций в Абхазию в целях восстановления доверия абхазских партнеров. Если Сухуми рассчитывает на то, чтобы к нему относились как законному партнеру на переговорах, ему нужно продемонстрировать больше интереса к сотрудничеству. Альтернатива неблагоприятна. Если стороны продолжат играть мускулами и откажутся от возобновления переговоров, то в 2007 г. могут снова развернуться военные действия, особенно в зоне Кодорского ущелья и Гальском районе.

Тбилиси/Брюссель, 18 января 2007 г.

Executive Summary

Fourteen years of negotiation, led alternately by the UN and Russia, have done little to resolve the Georgian-Abkhaz conflict. There have been some successes on the ground: ceasefire violations are rare, approximately 45,000 internally displaced (IDP) Georgians have returned to homes in the Gali region, the two sides cooperate on operating the Inguri power plant, and a strategic railway through Abkhazia may restart. But the sharp deterioration in Russian-Georgian relations and a Georgian military adventure in the Kodori valley have contributed to a freeze in diplomacy over Abkhazia since mid-2006. In the absence of a new initiative, new violence is a real possibility. Because prospects are bleak for an early comprehensive settlement of the key political issues, in particular final status, the sides and international facilitators should shift their focus in 2007 to building confidence and cooperation in areas where there are realistic opportunities.

Abkhazia insists on recognition of independence and says it is establishing democratic values and rule of law but the international community unanimously considers it part of Georgia. Tbilisi sees inability to regain full control as impeding state-building, national security and economic development. Over 200,000 IDPs from Abkhazia live under harsh conditions in Georgia proper. Years of stalemate have solidified each side’s distorted and negative image of the “other”. The Abkhaz have lived under economic restrictions since 1996 with little opportunity to trade or travel; they continue to fear Georgia’s army and a new war. The entity’s dependence on Russia has grown as its ability to forge links with other states has been constrained.

There was optimism in spring 2006 that extensive discussions on increasing cooperation and resolving disputes could begin: the sides resumed talks within the UN-led Coordinating Council for the first time since January 2001, the Abkhaz presented a “Key to the Future” document, and Georgia issued a “Road Map”. But nothing came of it. After Georgia launched a special forces operation in the Kodori valley in July, the Abkhaz pulled out of all negotiations. Diplomacy is frozen, with few incentives to restart it. Georgia has adopted a new strategy, calling for changes in the formats for negotiations and peacekeeping so as to reduce Russia’s influence in both. Moscow and Sukhumi oppose these changes, and they are not strongly backed by Georgia’s Western partners.

Because neither the local nor the wider political environment is conducive to breakthroughs, this report argues that for at least the next year the only way forward is to emphasise confidence building rather then negotiation of the central political issues. Georgia should take concrete steps such as signing a pledge on the non-resumption of hostilities, lifting economic sanctions and encouraging greater economic development and international engagement in Abkhazia to regain credibility and trust with Abkhaz counterparts. If it wants to be treated as a legitimate dialogue partner, Sukhumi should show more interest in cooperation. The alternative is bleak. If the sides continue to flex their muscles and do not resume talks, there could be renewed hostilities in 2007, especially in and around the Kodori valley and the Gali district.

Tbilisi/Brussels, 18 January 2007

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.