Азербайджан: независимый ислам и государство
Азербайджан: независимый ислам и государство
Table of Contents
  1. Executive Summary
What to Watch at the UN General Assembly, plus Ukraine’s Kharkiv Offensive and the Armenia-Azerbaijan Border Clashes
What to Watch at the UN General Assembly, plus Ukraine’s Kharkiv Offensive and the Armenia-Azerbaijan Border Clashes
Report 191 / Europe & Central Asia

Азербайджан: независимый ислам и государство

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Заявления о том, что в конце 2007 г. в Азербайджане были предотвращены крупные террористические акты, заставили задуматься о том, до какой степени исламский экстремизм представляет собой угрозу безопасности в богатой нефтью стране. Азербайджан – это светское государство, степень религиозности его мусульманского населения, где преобладают шииты, довольно умеренна. После распада Советского Союза и обретения независимости в 1991 г. в Азербайджане появились независимые суннитские и шиитские группы, которые отказываются признавать духовную власть официального духовенства. Некоторые из них преследуют и политические цели, но очень немногие группы, если таковые вообще имеются, планируют прибегнуть к насильственным действиям для свержения правительства. Правительство, однако, выражает обеспокоенность деятельностью этих "независимых" групп, и пытается контролировать их, в том числе, с помощью репрессий. Такая стратегия может привести к радикализации мирных религиозных активистов и верующих.

После 1991 г. Азербайджан стал ареной конкуренции религиозных движений, соперничающих за сферы влияния. В поиске неофитов туда устремились миссионеры и представители благотворительных организаций из Ирана, Турции и стран Ближнего Востока, так же как эмиссары с Северного Кавказа России. Некоторые из них, по сообщениям, были связаны с экстремистскими исламистскими организациями, включая Аль-Каиду. Многие были высланы из страны, и только турецкие группы продолжают действовать в настоящее время без существенных ограничений со стороны государства.

В значительной степени вдохновленные и финансируемые иностранными группами, независимые религиозные общины возросли гораздо быстрее, чем официальные мечети. Салафизм, практически неизвестный в Азербайджане двадцать лет назад, нашел себе приверженцев, главным образом, в Баку и на севере страны. Группы шиитов, которые отказываются признавать пользующееся поддержкой государства духовное руководство, также стали более многочисленными, но только немногие из них можно было бы назвать политически активными, а еще меньше - воинственно настроенными. Однако правительство с подозрением относится ко всем независимым выражениям ислама. Оно пытается контролировать такие группы с помощью Госкомитета по работе с религиозными организациями (ГКРРО) и Управления мусульман Кавказа (УМК) и вообще быстро подавляет проявления независимости. Группы миролюбиво настроенных верующих, не входящие в сферу контроля УМК, по их информации регулярно подвергаются притеснениям и арестам.

Правительство оправдывает свой жесткий подход, аргументируя это необходимостью борьбы с экстремизмом и предотвращения террористических актов, и оно заявляет о достижении немаловажных успехов в этой сфере. В начале 1990-х гг. государство было относительно слабым, и некоторые экстремистские группы, очевидно, проявляли активность. Поскольку государство усилилось, правительство утверждает, что оно приобрело намного больше опыта по поимке экстремистов и их наказанию. Однако независимые наблюдатели сомневаются в том, что у многих осужденных на самом деле были установлены активные связи с экстремистами.

Правительство прибегло к излишне жестким методам для контроля мирной религиозной деятельности, и заседания судов над предполагаемыми экстремистами часто проходят в закрытом порядке, а приговоры выносятся на основе признаний полученных под давлением. Представители независимых религиозных общин, так же, как и члены политической оппозиции утверждают, что преувеличение правительством угрозы исламского терроризма получило одобрение со стороны Запада, который терпимо относится к его недемократическим методам действий. Тактика правительства, по меньшей мере, опасна тем, что подталкивает в принципе миролюбиво настроенные группы к джихаду; среди некоторой части сообщества салафистов становится заметной радикализация, а подчас - откровенная пропаганда насильственных действий. Необходимо воспрепятствовать таким группам "сползти" к насилию, прежде всего, с помощью обеспечения свободы вероисповедания.

Правительство предприняло некоторые шаги, имевшие целью усилить сотрудничество с верующими, улучшить религиозное образование для молодых клириков и реформировать УМК. Оно стремится взрастить отечественный ислам, основанный на местных ценностях и традициях, остановить вторжение зарубежных религиозных течений, но оно должно также расширить свои усилия по включению неправительственных организаций (НПО) и независимых общин в широкое обсуждение отношений государства и религии. Наиболее важным представляется то, что правительству следует найти такие способы взаимодействия с независимыми группами, при котором не происходило бы их криминализации, и проявлялось уважение к правам верующих.

Баку/Тбилиси/Брюссель, 25 марта 2008 г.

Executive Summary

Claims that major terrorist acts were foiled in Azerbaijan at the end of 2007 have prompted discussion about the extent to which Islamic extremism is a genuine threat in the oil-rich land. Azerbaijan is a secular state with an overwhelmingly moderate (predominantly Shiite) Muslim population. Since the break-up of the Soviet Union and independence in 1991, independent Sunni and Shiite groups have emerged which refuse the spiritual authority of the official clergy. Some are political, but very few, if any, appear intent on employing violence to overthrow the state. The government, however, expresses concern about these “independents”, and tries to control them, including through repression. Its strategy risks radicalising peaceful activists and believers.

After 1991 Azerbaijan became a target of religious movements vying for influence. Missionaries and charities from Iran, the Middle East and Turkey, as well as individuals from Russia’s north Caucasus came to proselytise. Some reportedly were linked with militant Islamist networks, including al-Qaeda. Many were expelled, and only Turkish groups now continue to work relatively unhindered by the state.

Largely inspired and funded by foreign groups, independent religious communities have grown much more rapidly than official mosques. Salafism, largely unheard of in Azerbaijan twenty years ago, has gained a foothold mainly in Baku and the north. Groups of Shiites who refuse to recognise the state-promoted spiritual leadership have also become more numerous, but only a few could be considered political and even fewer militant. Nevertheless, the government is suspicious of all independent expressions of Islam. It tries to control such groups through the State Committee for Work with Religious Organisations (SCWRO) and the Caucasus Board of Muslims (CBM) and generally represses manifestations of independence rapidly. Peaceful followers of groups outside CBM’s control are by their own accounts regularly harassed and detained.

The government justifies its tough approach by citing a need to combat extremism and prevent terrorism, and it claims significant success. In the early 1990s, the state was relatively weak, and some extremist groups were apparently active. As the state has strengthened, it says it has become much more proficient at arresting and sentencing extremists. Whether those so treated actually had operational links with extremists is doubted by independent observers.

The government has employed excessive means to control peaceful religious activities and trials of alleged extremists are often held behind closed doors using evidence collected under duress. Independent religious communities as well as members of the political opposition say the authorities exaggerate the Islamic terrorist threat to gain the West’s sympathy and tolerance for its undemocratic proclivities. The government’s tactics at least run the danger of pushing otherwise peaceful groups towards jihad; radicalisation, if not yet overt violence, is becoming visible among a minority of the Salafi community. The challenge is to stop any groups bent on violence, while ensuring freedom of religion.

The government has taken some steps to strengthen cooperation with believers by improving religious education for young clerics and reforming CBM. It is trying to cultivate a home-grown Islam, based on local values and traditions, to halt encroachment of foreign beliefs, but it should extend its efforts to include non-governmental organisations (NGOs) and independent communities in a broad debate on state and religion. Most importantly, it needs to devise a method of dealing with independent groups that does not criminalise them and is more respectful of religious rights.

Baku/Tbilisi/Brussels, 25 March 2008

Podcast / Global

What to Watch at the UN General Assembly, plus Ukraine’s Kharkiv Offensive and the Armenia-Azerbaijan Border Clashes

This week on Hold Your Fire! Richard Atwood talks to Crisis Group’s UN Director Richard Gowan about the state of the UN as world leaders meet for General Assembly week, and also catches up with Europe and Central Asia Program Director Olga Oliker about the latest from Ukraine and violence on the Armenia-Azerbaijan border.

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.