Бремя азербайджанских ВПЛ: поиск решения проблемы
Бремя азербайджанских ВПЛ: поиск решения проблемы
Table of Contents
  1. Overview
One Year On from the Ceasefire in Nagorno-Karabakh
One Year On from the Ceasefire in Nagorno-Karabakh
Briefing 67 / Europe & Central Asia

Бремя азербайджанских ВПЛ: поиск решения проблемы

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

I. КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

За последние годы Азербайджанская Республика добилась ощутимого прогресса в области удовлетворения потребностей приблизительно 600 тысяч внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), насильно изгнанных из Нагорного Карабаха и семи прилегающих районов этническими армянами почти двадцать лет назад. Несмотря на то, что условия проживания многих вынужденных переселенцев характеризуются высокой степенью нестабильности, необходимо отметить существенные усилия, предпринятые азербайджанскими властями, направляющими значительный объем средств на строительство нового жилья и увеличение размера социальных пособий. Однако, невзирая на высокий уровень интеграции некоторой части ВПЛ в азербайджанское общество, социальный статус многих из них до сих отличается крайней неопределенностью. Лучшим решением с точки зрения правительства, равно как и большинства внутренне перемещенных лиц, является их возвращение в Нагорный Карабах. То, что процесс политического урегулирования конфликта между Азербайджанской Республикой и Республикой Армения по вопросу Нагорного Карабаха находится в тупике и подобное возвращение на повестке дня не стоит, не должно служить препятствием для включения внутренне перемещенных лиц в политическую и экономическую жизнь страны. Само присутствие ВПЛ на территории Азербайджана и их не до конца определенный статус остается одним из главных напоминаний о минувшем конфликте; в отсутствие мирного урегулирования это вынуждает азербайджанские власти всерьез рассматривать вероятность нового вооруженного противостояния.

2011 стал годом дипломатического простоя – семилетние переговоры о соглашении об Основных принципах нагорно-карабахского урегулирования, основе будущего всеобъемлющего мирного соглашения – зашли в тупик. Баку и Ереван втянуты в гонку вооружений, сопровождаемую все более воинственными заявлениями обеих сторон, в то время как спорадические стычки вдоль линии фронта ежегодно уносят жизни примерно тридцати человек. Помимо некоторых мер по укреплению доверия, необходимо признать, что надежды на прогресс в наступающем году весьма эфемерны, главным образом в силу того, что три страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ (Франция, Россия и США) вступают в предвыборный период. Предыдущие доклады МКГ были посвящены опасности возобновления конфликта и предлагали варианты мирного урегулирования. Доклад, который будет опубликован в ближайшем будущем, рассмотрит ситуацию с точки зрения дипломатии и вопросов в области безопасности. Настоящий брифинг, со своей стороны, посвящен столь часто упускаемой из виду проблеме гуманитарных последствий Нагорно-Карабахского конфликта.

Правительство Азербайджана с недавнего времени значительно увеличило объем финансовых ресурсов, направляемых на улучшение условий проживания внутренне перемещенных лиц, составляющих 7 процентов от общей численности населения страны – один из самых высоких показателей в мире. За истекшие два года, 108 тыс. человек были переселены в новые дома, запланировано строительство жилья еще для 115 тыс. к 2015 году. Несмотря на это, представители ВПЛ нередко выражают недовольство в связи с невысоким качеством строительства и инфраструктуры, недостаточным вовлечением местных общин в планирование и ограниченностью доступа на рынок труда и земли на территориях новых поселений. Все эти проблемы требуют повышенного внимания и работы над указанными недостатками.

В актив азербайджанских властей следует записать доступ ВПЛ к бесплатным – или недорогим – услугам образования и здравоохранения, к электроснабжению, а также льготные возможности трудоустройства, в пассив – ограничение выражения интересов ВПЛ и влияния их представителей на процесс принятия решений ввиду отсутствия у последних возможности участвовать в выборах в органы местного самоуправления. Те приблизительно 40 тыс. человек, которые были переселены непосредственно из Нагорного Карабаха, имеют форму официального представительства в виде Общественного объединения «Азербайджанская Община Нагорного Карабаха», однако процедура избрания его руководства недостаточно демократична, и в нем недостаточно хорошо представлены 560 тыс. человек-выходцев из семи прилегающих к Нагорному Карабаху районов. Вледствие этого политический вес ВПЛ недостаточен. Необходимо увеличить степень интеграции представителей ВПЛ в процесс принятия решений в области строительства и выделения жилья, предоставления услуг и удовлетворения прочих нужд, а также в области планирования на случай чрезвычайных ситуаций и проведения мероприятий по укреплению доверия.

Настоящий брифинг включает раздел, посвященный условиям жизни примерно 128 тыс. внутренне перемещенных лиц и постоянных жителей, проживающих в непосредственной близости от 180-километровой линии соприкосновения (ЛС), установленной после заключения Соглашения о прекращении огня в 1994 году. Брифинг не затрагивает тему армянских беженцев из Азербайджана и азербайджанских беженцев из Армении, вынужденных переселится (в Азербайджан и Армению соответственно) в связи со вспышкой насилия в конце 1980-х годов, принимая во внимание, что уровень интеграции этих групп населения достаточно высок. Условия жизни в непосредственной близости от ЛС можно охарактеризовать как крайне нестабильные, в силу периодически возникающих перестрелок вдоль ЛС, неизменно присутствующей опасности попасть под огонь снайперов, наличия минного заграждения и в силу постоянной опасности возобновления полномасштабного конфликта. Малочисленная наблюдательная группа ОБСЕ из шести человек очень ограничена в своих возможностях, результатом чего является недостаточное качество мониторинга и контроля, и крайне низкий уровень доверия со стороны как противоборствующих сторон, так и гражданского населения.

С целью содействия более полному вовлечению ВПЛ в решение вопросов, имеющих непосредственное отношение к условиям их проживания, правительству Азербайджана необходимо:

  • Сделать политику в отношении ВПЛ более прозрачной; максимально вовлекать их в принятие решений о жилье; наладить процесс информирования о случаях коррупции или нарушения государственного законодательства применительно к ВПЛ.
     
  • Позволить ВПЛ, родные села и города которых остаются оккупированными, принимать участие в муниципальных выборах в местах их временного размещения.

Для защиты ВПЛ и других гражданских лиц, находящихся в непосредственной близости от линии соприкосновения, азербайджанским властям необходимо:

  • Договориться с правительством Армении и с де-факто властями Нагорного Карабаха о расширении временной роли наблюдателей ОБСЕ, о выполнении предложения ОБСЕ убрать снайперов с линии соприкосновения и о создании механизма проведения расследования инцидентов, а также о немедленном прекращении военных маневров вблизи ЛС и отказе от продвижения траншей в сторону противника.
     
  • Создать межведомственную комиссию, при участии Национального агентства по разминированию территорий Азербайджана (ANAMA), для разработки стратегии обеспечения безопасности поселений в непосредственной близости от линии соприкосновения, включая дополнительное обучение гражданского населения, и воздержаться от дальнейшего расселения ВПЛ в этих районах.

Членам международного сообщества, в особенности сопредседателям Минской группы (Франция, Россия и США), содействующим усилиям по достижению всеобъемлющего мирного соглашения, необходимо:

  • Способствовать созданию механизма проведения расследования инцидентов, включающего работу горячей линии между враждующими сторонами для обсуждения случаев нарушения режима прекращения огня, и участвовать в защите гражданского населения, находящегося вблизи линии соприкосновения.
     
  • Развивать на местах меры по укреплению доверия, создавать благоприятную атмосферу, в том числе путем организации встреч между этническими армянами Нагорного Карабаха и этническими азербайджанцами, изгнанными из Нагорного Карабаха и с оккупированных территорий.

Баку/Тбилиси/Стамбул/Брюссель, 27 февраля 2012

I. Overview

Azerbaijan has made significant progress in recent years in caring for roughly 600,000 internally displaced persons (IDPs) who were forcibly evicted from Nagorno-Karabakh and seven surrounding districts by ethnic Armenian forces nearly two decades ago. Though many still face precarious existences, the state has been investing heavily in new housing and increasing benefits. But while some IDPs have fully integrated, many more are still in limbo. The government and most of the displaced favour return to their original homes. That the stalled peace process with Armenia means this is not an immediate prospect should not preclude IDPs from being full participants in Azerbaijan’s political and economic life. Yet, their unresolved fate is one of the main reminders of the conflict – and, without a peaceful settlement, puts pressure on the Azerbaijan leadership to prepare for the possibility of a new war.

Related Content

2011 was a lost year for the peace process, as seven years of talks on a Basic Principles agreement meant to lay the foundation for an eventual comprehensive peace deadlocked. Baku and Yerevan are in the midst of a major arms race and exchange increasingly militaristic statements, while sporadic clashes along the front lines kill about 30 persons annually. Beyond some possible confidence-building measures (CBMs), there is little likelihood of progress for the coming year, with Armenia, Azerbaijan and the OSCE Minsk Group co-chair countries (France, Russia, U.S.) all entering electoral cycles. Earlier Crisis Group reports have explored the threat of resumed fighting and suggested ways to move toward resolution of the conflict. A forthcoming report will again analyse the diplomatic and security situation. This briefing, however, concentrates on a too often ignored human consequence of the crisis.

The Azerbaijan government has begun to expend significantly more resources to improve the lot of the displaced, who are 7 per cent of the total population – one of the highest rates in the world. 108,000 were moved into new housing over the past two years, with space for 115,000 more slated to be constructed by 2015. Some complain, however, of poor construction and infrastructure, lack of community participation in planning and limited access to land or job opportunities in the new communities, all areas that need additional attention and improvement.

Azerbaijan’s IDPs benefit from free or low-cost education, health care and energy and have some special employment opportunities, though their ability to express their interests is limited by inability to elect municipal representatives. The some 40,000 from Nagorno-Karabakh are in principle represented as a group by the Azerbaijani Community of Nagorno-Karabakh Social Union, but its leadership is not fully popularly elected, and the 560,000 displaced from the occupied districts around Nagorno-Karabakh are not well represented. The political voice of IDPs thus remains weak. They should be more effectively integrated into decision-making about housing, services, and other community needs, as well as contingency planning for emergencies and confidence-building measures (CBMs).

This briefing includes a section on conditions for those approximately 128,000 IDPs and permanent residents living in close proximity to the 180km-long line of contact (LoC) that marks the 1994 ceasefire between the opposing forces. It does not address the plight of the Armenian refugees from Azerbaijan and vice versa who fled the initial violence in the late 1980s, as the overwhelming majority of them have been largely integrated into their respective new countries. Regular exchange of fire between trenches, snipers, mines and a lingering threat of renewed full-scale hostilities make living conditions near the LoC particularly precarious. A small (six-person) monitoring team from the Organisation for Security and Cooperation in Europe (OSCE) has virtually no resources, meaning it provides inadequate oversight and inspires little confidence among the contending sides or civilians.

To facilitate greater IDP engagement in policies relevant to their lives, the Azerbaijan government should:

  • increase transparency; involve IDPs as much as possible in housing decisions; and streamline processes for reporting incidents of corruption or violations of state law regarding IDP issues; and
     
  • allow IDPs, while their villages and towns remain occupied, to vote for municipal councils in their places of temporary residence.

To protect IDPs and other civilians along the LoC, the Azerbaijan authorities should:

  • agree with the Armenian government and the de facto authorities in Nagorno-Karabakh to an expanded interim OSCE monitoring role, to an OSCE proposal to remove snipers from the LoC and to set up an incident investigation mechanism, as well as to immediately cease military exercises near the LoC and advancing trench positions; and
     
  • create an inter-ministerial task force, including the National Agency for Mine Action (ANAMA), to design a strategy to increase the safety of communities near the LoC, including more civil defence training, while refraining from resettling additional IDPs there.

The international community, in particular the co-chairs of the Minsk Group (France, Russia, U.S.) facilitating efforts to reach a comprehensive peace, should:

  • facilitate the creation of an incident investigation mechanism, including the operation of a hotline between the sides to discuss ceasefire breaches, and otherwise protect the civilian population living near the LoC; and
     
  • develop more on-the-ground CBMs to create an atmosphere of trust, including promoting civil society meetings between the ethnic Armenian population of Nagorno-Karabakh and the ethnic Azeri population expelled from Nagorno-Karabakh and the occupied territories.

Baku/Tbilisi/Istanbul//Brussels, 27 February 2012

Podcast / Europe & Central Asia

One Year On from the Ceasefire in Nagorno-Karabakh

This week on War & Peace, Olga Oliker and Hugh Pope talk to Crisis Group’s South Caucasus expert Olesya Vartanyan about the conflict in and over Nagorno-Karabakh, a year on from a Russian-brokered ceasefire that put an end to renewed large-scale fighting between Armenia and Azerbaijan.

On 10 November 2020, a Russian-brokered ceasefire put an end to a devastating war in Nagorno-Karabakh that killed some 7,000 people. But it did not bring peace. The year since has seen the situation grow increasingly uneasy. Both Armenia and Azerbaijan have fortified their military positions along the state border and continue to exchange deadly fire: mid-November saw the worst escalation of fighting since the war’s end. Meanwhile, as Russian peacekeepers patrol in Nagorno-Karabakh, the region’s political status remains contested and talks are intermittent.

This week on War & Peace, Olga Oliker and Hugh Pope are joined by Olesya Vartanyan, Crisis Group’s senior analyst for the South Caucasus. They discuss the recent violent flare-ups along the line of contact, the roles – planned and unplanned – played by Russian peacekeepers, Turkey’s role and the impact of the COVID-19 pandemic. They also discuss prospects for negotiation and ask what can be done to put an end to post-Soviet Eurasia’s longest-lasting conflict. 

Click here to listen on Apple Podcasts or Spotify

For more information, make sure to explore Crisis Group’s Nagorno-Karabakh page and to check out Olesya’s recent op-ed on the Institute for International Political Studies (ISPI) ‘A Risky Role for Russian Peacekeepers in Nagorno-Karabakh’.