Грузия: скатывание к авторитаризму?
Грузия: скатывание к авторитаризму?
Table of Contents
  1. Executive Summary
Report 189 / Europe & Central Asia

Грузия: скатывание к авторитаризму?

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Правительства западных государств, которые считали Грузию островом демократии в море нелиберальных режимов, были потрясены тем, как в ноябре 2007 г. правительство подавило мирные акции протеста, применив для этого несоразмерные силы. Начиная с "революции роз", однако, администрация президента Михаила Саакашвили становилась все более нетерпимой к инакомыслию по мере того, как она стремилась реформировать неэффективные постсоветские институты, стимулировать развитие крайне слабой экономики, восстановить контроль над отколовшимися регионами Абхазией и Южной Осетией и противодействовать вмешательству в свои дела своего соседа России. Пытаясь восстановить свой имидж демократа, Саакашвили назначил проведение досрочных президентских выборов на 5 января 2008 г., на которых он, как ожидается, одержит победу. Но проведения свободных и справедливых выборов окажется не достаточно, чтобы восстановить нанесенный ущерб. Запад должен оказать давление на правительство Грузии и остановить его растущий авторитаризм. Правительство должно вести искренний диалог с политическими противниками, а осуществляемые реформы проводить прозрачно и под контролем общества.

Молодое и энергичное руководство Грузии пришло к власти в 2003 г. при чрезвычайно благожелательном отношении к нему со стороны Запада и его довольно ощутимой поддержке. Унаследовав неустойчивое государство, его руководство обязалось следовать демократическим курсом, проводить либеральные реформы и активно продвигаться к членству в Европейском Союзе (ЕС) и НАТО. Оно достигло существенных успехов в перестройке умирающих институтов власти и осуществлении широкомасштабных реформ, которые позволили преобразовать экономику.

У администрации Саакашвили незамедлительно возникли проблемы в отношениях с воспрянувшей соседней Россией, распоряжающейся значительными доходами от экспорта нефти. Правительство Путина с растущей враждебностью реагировало на евро-атлантическую ориентацию Грузии, особенно на ее желание вступить в НАТО. Оно попыталось подчинить себе Грузию с помощью экономического эмбарго и поддержки сепаратистских амбиций Абхазии и Южной Осетии. В ответ Саакашвили выступил с рядом конфронтационных националистических заявлений, стремясь при этом заручиться поддержкой Запада. Многие из неоднократных обвинений, предъявленных Тбилиси России по поводу ее вмешательства во внутренние дела Грузии, были обоснованны, особенно по отношению к зонам конфликта, но заявления о российском вмешательстве во внутреннюю политику, которые были использованы в качестве предлога для оправдания некоторых из нарушений гражданских свобод, заслуживают гораздо меньше доверия.

Правительство Саакашвили также слишком часто действовало в обход закона. В частности, концентрация власти в руках небольшой, исповедующей одни и те же взгляды, элиты, и нетерпимость к критике привела к нарушению демократических принципов. Становится все более очевидным кумовство при назначении на посты в высшем эшелоне власти. Система институциональных "сдержек и противовесов" была нарушена, в системе правосудия все больше господствует произвол, права человека слишком часто нарушаются, а свобода слова ограничена.

Нежелание правительства вести конструктивный диалог с оппозицией, гражданским обществом и простыми гражданами в отношении прозрачности, обеспечения контроля над его деятельностью со стороны общественности, проведения заслуживающего доверия расследования вызывающих обеспокоенность дел о злоупотреблении служебным положением, привело к тому, что в конце октября - начале ноября по всей стране прокатились массовые акции протеста. В итоге многолюдные митинги продолжались в Тбилиси более шести дней, а 7 ноября потерявшее терпение правительство бросило против митингующих полицию и войска, безжалостно разогнав демонстрации. Несоразмерное применение силы против мирных демонстрантов, насильственное закрытие частного телеканала и введение чрезвычайного положения повлекло за собой приостановку однозначной до настоящего времени поддержки грузинского руководства со стороны Запада.

Саакашвили постарался найти оправдание своим действиям, назвав проведение митингов протеста инспирированной Россией попыткой свержения правительства. Власти обвинили нескольких лидеров оппозиции в организации заговора и подрывной деятельности и продемонстрировали видеозапись, содержание которой, по их заявлениям, доказывало их связи с российскими шпионами. Такие действия и применение затем тактики давления на оппозицию углубили раскол в обществе.

Осознав ущерб, нанесенный его престижу на Западе, Саакашвили назначил проведение досрочных президентских выборов за несколько месяцев до положенного срока. Стремясь замолчать наличие внутренних проблем, он заявил, что Грузия "пережила очень трудное испытание" и сумела "предотвратить массовое кровопролитие и конфронтацию в обществе", предупредив, что его враги, понимай, Россия, попытаются сорвать выборы. Вызывает, однако, обеспокоенность, что действия правительства сохраняют авторитарный характер: частному телеканалу "Имеди" было разрешено возобновить вещание только в тот день, когда официально началось проведение предвыборной кампании в СМИ, и он не смог выходить в эфир еще несколько дней из-за повреждения оборудования; участники ноябрьских митингов протеста были арестованы или оштрафованы; активисты оппозиции продолжают преследоваться, для предвыборной кампании Саакашвили используются государственные ресурсы, и грань между правящей партией и государством неразличима.

Западные друзья Грузии, в первую очередь США, ЕС и НАТО, должны оказать совместное давление на Саакашвили и его администрацию, чтобы внести коррективы в его становящийся все более авторитарным курс. США, в особенности, должны ясно дать понять, что они поддерживают демократические принципы, а не конкретный режим. Нельзя утверждать, что если выборы будут проведены свободно и справедливо, то Грузия вернется на прежний курс. Нельзя больше закрывать глаза на наличие более глубоких проблем, таких, как распространение коррупции, ограничение свободы СМИ, слабость институциональных "сдержек и противовесов", необходимость обеспечить верховенство закона, и растущее экономическое неравенство. Грузии следует не просто сделать выбор между подлинными реформами и демократическими свободами, ей нужно обеспечить и то и другое.

Тбилиси/Брюссель, 19 декабря 2007 г.

Executive Summary

The government’s repressive and disproportionate response to peaceful protests in November 2007 shocked Western capitals, which had viewed Georgia as a beacon of democracy in a region of illiberal regimes. Since the Rose Revolution, however, President Mikheil Saakashvili’s administration has become increasingly intolerant of dissent as it has sought to reform inefficient post-Soviet institutions, stimulate a deeply dysfunctional economy, regain the breakaway regions of Abkhazia and South Ossetia and deal with its meddling Russian neighbour. In an attempt to restore his democratic credentials, Saakashvili has called an early presidential election for 5 January 2008, which he is expected to win, but a free and fair election will not be enough to repair the damage. The West should press the government to abandon its increasingly authoritarian behaviour, engage in a genuine dialogue with political opponents and make the ongoing reform process transparent and accountable.

Georgia’s young and dynamic leadership came to power in 2003 with great Western goodwill and some tangible support. Having inherited a failing state, the government committed itself to democratic governance and liberal reforms, and actively pursued membership in the European Union (EU) and NATO. It has had significant success in rebuilding moribund institutions and implementing sweeping reforms that have transformed the economy.

Saakashvili’s administration quickly found itself dealing with a resurgent Russian neighbour flush with oil money. The Putin government reacted with increasing hostility to Georgia’s Euro-Atlantic orientation, particularly its NATO membership aspirations. It has sought to bludgeon Georgia into submission through economic embargoes and supported Abkhaz and South Ossetian secession ambitions. Saakashvili has responded with confrontational nationalistic rhetoric, while seeking to rally Western backing. Many of Tbilisi’s repeated accusations of Russian meddling are warranted, particularly with regard to the conflict regions, but claims of Russian involvement in domestic politics, which have been used to justify some of the infringements of civil liberties, are less credible.

The leadership has also cut too many corners. In particular, the concentration of power in a small, like-minded elite and unwillingness to countenance criticism have undermined its democratic standing. Cronyism is increasingly evident within the senior level of the administration. Checks and balances have been stripped back, justice arbitrarily applied, human rights too often violated and freedom of expression curtailed.

The government’s failure to engage constructively with demands of the opposition, civil society and ordinary citizens for transparency, accountability and credible investigations into disturbing cases of official abuse resulted in public protests throughout the country in late October and early November. These culminated in large rallies over six days in Tbilisi and a violent government crackdown on 7 November. Disproportionate use of force against peaceful demonstrators, the violent closure of a private television station and the imposition of emergency rule brought a halt to hitherto unquestioning Western support of the Georgian leadership.

Saakashvili sought to justify his response by labelling the protests as a Russia-inspired attempt to overthrow the government. The authorities charged several opposition leaders with conspiracy and subversive activities and aired television footage which they claimed proved links to Russian espionage. This and subsequent pressure tactics have deepened the rift in society.

Conscious of the damage done to his standing in the West, Saakashvili called a presidential election months before it was due. Seeking to suggest business as usual, he declared that Georgia “passed a very difficult test” and managed to “avert massive bloodshed and civil confrontation”, while warning that its foes – read Russia – would try to undermine the election. The government’s actions, however, remain troublingly authoritarian: the private Imedi TV was allowed to re-open only the day media campaigning officially started and was not on the air for several more days due to equipment damage; November protesters were arrested or fined; opposition activists continue to be targeted, state resources are being used for Saakashvili’s campaign, and the line between the governing party and the state is blurred.

Western friends of Georgia, notably the U.S., the EU and NATO, need to apply concerted pressure on Saakashvili and his administration to correct their increasingly authoritarian course. The U.S. in particular should make clear it supports democratic principles, not a particular regime. It is not enough to say that if the elections are free and fair, Georgia will be back on track. Deeper problems relating to the rule of law, corruption, lack of media freedoms, weak checks and balances and growing economic disparities can no longer be overlooked. Georgia does not face a choice between genuine reform or democratic openness, it must embrace both.

Tbilisi/Brussels, 19 December 2007

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.