Южная Осетия: Бремя признания
Южная Осетия: Бремя признания
Table of Contents
  1. Executive Summary
Rare Summit Meeting on Nagorno-Karabakh Peace
Rare Summit Meeting on Nagorno-Karabakh Peace
Report 205 / Europe & Central Asia

Южная Осетия: Бремя признания

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКИЙ ОБЗОР

Южная Осетия находится сейчас немногим ближе к настоящей независимости, чем в августе 2008 года, когда Россия после войны с Грузией признала ее государственность. Эта небольшая, в основном сельская территория, не имеет настоящей политической, экономической или военной автономии. Москва формирует больше половины состава правительства, перечисляет 99% бюджета и отвечает за безопасность республики. Сама Южная Осетия часто ставит вопрос об интеграции в состав Российской Федерации, а современная ситуация там очень напоминает ситуацию на российском Северном Кавказе. Несмотря на медленное послевоенное восстановление, коррупцию и низкие социально-экономические показатели, интерес к сближению с Грузией минимален. Москва не выполнила важные условия договора о прекращении огня, и около 20 тысяч этнических грузин из региона по-прежнему остаются внутренне перемещенными лицами. Российская, осетинская и грузинская стороны должны, как минимум, озаботиться основными нуждами местного населения, сосредоточившись на создании условий для свободы передвижения, экономических и гуманитарных связей без предварительных условий об определении статуса.

Война нанесла тяжелый физический, экономический, демографический и политический удар Южной Осетии. Постоянное население уменьшается с начала 1990-х гг. и сейчас вряд ли превышает 30 тысяч человек. 840 миллионов долларов, которые Россия перечислила на реабилитацию и формирование бюджета, не привели к значительным улучшениям местных условий. Прекращение традиционных торговых связей с другими частями Грузии привело к тому, что и без того не слишком активная экономическая деятельность практически свелась к предоставлению услуг российским военным и строителям. За исключением Международного Комитета Красного Креста (МККК), в Южной Осетии не работает ни одна гуманитарная миссия или организация, занимающаяся мониторингом ситуации, либо развитием региона. Жители территории, зависимые от единственной ненадежной дороги в Россию, находятся в изоляции. 

Взаимные обвинения в незаконном присвоении средств на строительство осложняют отношения де-факто президента Эдуарда Кокойты с премьер-министром. И хотя Россия контролирует процесс принятия решений по ключевым вопросам, таким как охрана границы, общественный порядок и внешние связи, она предоставляет юго-осетинской элите определенную свободу действий в таких внутренних вопросах как реабилитация, реконструкция, образование и правосудие. Заботясь о безопасности на Северном Кавказе, Москва предпочитает работать с Кокойты и его окружением, показавшими абсолютную лояльность, вместо того, чтобы попробовать сотрудничать с другим лидером.

Все страны, за исключением четырех - включая Россию, - по-прежнему считают Южную Осетию частью Грузии. Осетины и грузины не могут далее избегать рассмотрения основных проблем. Препятствование свободе передвижения и задержания людей за пересечение административной границы усложняют жизнь всем, независимо от этнической принадлежности, и увеличивают риск роста напряженности. Миссия Наблюдателей Европейского Союза (МНЕС) в Грузии могла бы играть ключевую роль в поддержании стабильности и выступить в качестве сдерживающего фактора дальнейших военных действий. Но Россия и Южная Осетия сопротивляются ее доступу на территорию, поэтому ее эффективность и возможность реагировать на ситуацию ограничены.

Периодические дискуссии в Женеве сводят Россию, Грузию и представителей Южной Осетии и Абхазии вместе, но из-за неспособности сторон заключить договор о неприменении силы подвижек почти не происходит. При этом, для определения и реализации практических мер по обеспечению гуманитарных нужд местного населения было приложено гораздо меньше усилий, чем для решения политических вопросов . На нынешнем этапе стороны должны отложить вопрос определения статуса. В первую очередь необходимо обратить внимание на обеспечение свободы передвижения для местного населения, а также гуманитарных организаций и организаций по развитию. Сейчас этому в разной степени препятствуют все стороны. Необходимо настоять на том, чтобы представители Южной Осетии уважали право на возвращение этнических грузин, в то время как Тбилиси должен больше поддерживать тех немногих, кто остался в Южной Осетии или готов вернуться домой. Осетины должны отказаться от своих предусловий по работе совместного Механизма по предотвращению инцидентов и реагированию (МПИР), который был создан для решения текущих проблем на административной границе (АГ).

Для восстановления доверия между жителями Южной Осетии и Грузии понадобится долгое время, но необходимо начать с шагов, способных снизить уровень конфронтации населения и уменьшить опасность дестабилизации в регионе.

Цхинвали/Тбилиси/Стамбул/Москва/Брюссель, 7 июня 2010 г.

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.