Протесты в Казахстане откладываются. Надолго ли?
Протесты в Казахстане откладываются. Надолго ли?
War & Peace: Police, Protests & Populism in Central Asia
War & Peace: Police, Protests & Populism in Central Asia
Nursultan Nazarbayev, President of Kazakhstan, during the United Nations General Assembly on 28 September 2015. REUTERS/Andrew Kelly
Nursultan Nazarbayev, President of Kazakhstan, during the United Nations General Assembly on 28 September 2015. REUTERS/Andrew Kelly

Протесты в Казахстане откладываются. Надолго ли?

Сняв остроту ситуации после недельной волны беспрецедентных протестов в Казахстане, президент Нурсултан Назарбаев вновь подтвердил свою репутацию главного решателя проблем в стране. Однако корни этих проблем в крупном государстве Центральной Азии никуда не исчезли.

Протесты, поводом для которых послужило расширение прав иностранцев на аренду сельскохозяйственных земель с 1 июля 2016 года, привели к тому, что президенту Назарбаеву снова пришлось предостерегать от повторения украинского «сценария» у себя в стране. В тот самый день, когда протестующих в городе Кызылорда (к югу от центра страны) оттесняли спецподразделения полиции, многолетний лидер государства сообщил, что украинская экономика пребывает в плачевном состоянии, «Потому что нет внутри единства, нет внутри целеустремленности, нет решения задач, занимаются сейчас другими делами, борьбой, убийствами, драками».

Вместе с тем Назарбаев быстро ввел мораторий на нормы, меняющие порядок землевладения. Благодаря такому решительному шагу маловероятно — по крайней мере сейчас — повторение в Казахстане украинской многолетней внутренней нестабильности и кризиса с потерей части территории и конфликтом.

Однако мораторий решает только часть проблем, из-за которых протестующие вышли на улицы. На демонстрациях озвучивалось более глубокое недовольство государством, и это недовольство Назарбаев вряд ли устранит в обозримом будущем. Коллапс нефтяных доходов, упадок регионов, 75-летний руководитель страны без четкого плана передачи власти, недоверие к властям и страх перед тихой экспансией Китая складываются в гремучую смесь для этой малонаселенной страны размером с Западную Европу.

Протесты против планов правительства по сдаче земли в аренду быстро охватили города по всей стране. Они начались 24 апреля в Атырау, в богатой природными ресурсами западной части страны, где благосостояние простых людей так и не повысилось, и многие рабочие видят, как улетучивается их финансовое благополучие и гарантии занятости на фоне общемирового падения цен на нефть. К 27 апреля протесты перекинулись на Актобе (северо-запад страны) и Семей (северо-восток). А 28 апреля произошли столкновения митингующих и спецподразделений полиции в каспийском порту Актау на западе страны. В Алматы — деловой столице на юго-востоке страны — 1 мая небольшая группа молодежи даже попыталась вступить в противостояние с полицией.

На протяжении всех выступлений полиция воздерживалась от резких мер, которые могли бы привести к ранению или гибели людей, как случилось в декабре 2011 года в городе Жанаозен на юго-западе страны, когда от рук полиции погибли как минимум 16 бастовавших нефтяников.

Однако напряженность, несомненно, сохраняется. Обсуждая кризис, аналитики и дипломаты чаще всего используют слово «беспрецедентный». Даже активисты, похоже, не были готовы к тем масштабам, которых достигли протесты. Объявленный Назарбаевым мораторий вызвал не меньшее удивление.

Многие казахи по-прежнему волнуются из-за планов разрешить сдачу сельскохозяйственных земель в аренду иностранцам на 25 лет вместо нынешних 10. Они опасаются того, что аренда земли китайскими компаниями поставит под угрозу казахский суверенитет. Но больше всего в протестах было растущего разочарования руководством Казахстана и ощущения, что собрав сливки со всех остальных ресурсов страны, политическая элита теперь готовится распродать землю из-под ног у народа.

25-летнее правление Назарбаева в Казахстане поддерживается тем типом стабильности, которую производит богатая автократия, но накопление богатства его собственной семьей не прошло незамеченным. Состоявшиеся в марте 2016 года скоропалительные парламентские выборы, призванные легитимировать поддержку плана восстановления после экономического кризиса «Нұрлы Жол» («Светлый путь»), не отметились ничем особенным, однако сами по себе отдавали фальшью. С момента обретения независимости в 1991 году авторитарным тенденциям в Казахстане, коррупции и отсутствию настоящих политических реформ сопутствовал экономический рост, источником которого были в основном ресурсы. Как следствие, недавний экономический кризис ударил очень больно. Доходы от нефти упали, национальная валюта обрушилась, инфляция возросла, как возросли и проблемы в сфере занятости.

Большое внимание привлекает также роль, которую играет в Казахстане Китай. Массированные китайские инвестиции и не менее крупные займы много делают для развития казахской экономики, а временами просто удерживают ее на плаву. Однако по всей Центральной Азии глубоко коренятся дурные предчувствия по поводу долгосрочных намерений Китая. Политики и промышленники, может, и радуются миллиардным сделкам с Китаем, но большинство граждан видят в Китае угрозу независимости.

Рабочие из Актобе рассказали Кризисной группе, что индустриальное присутствие Китая в этом нефтеносном регионе (в том числе наплыв китайских рабочих) значит несправедливую оплату труда, небезопасные условия работы и меньше рабочих мест для казахов. Однако плохому отношению есть место и с другой стороны. Высокопоставленный руководитель китайского нефтяного предприятия сказал, что лучше будет работать в Африке, чем в Алматы, из-за той дискриминации, с которой каждый день сталкивается он сам и его семья. Китай почти ничего не делает, чтобы изменить это негативное восприятие, предпочитая заниматься сделками на высочайшем уровне и самоустраняясь от решения проблем на уровне бытовом.

Не менее важно, чтобы власти воздерживались от подавления активности в соцсетях, которые являются основной площадкой для обсуждений и дискуссий, в противоположность большинству государственных и частных СМИ Казахстана. Информационное освещение протестов было скудным, а когда они все-таки попали в заголовки, то протестующих представляли проплаченной массовкой. 9 мая, на которое была запланирована акция протеста в Алматы, полиция задержала нескольких ее организаторов, а главную площадь оцепили.

Протестам почти удалось объединить самые разные группы недовольного населения под расплывчатыми антиправительственными лозунгами, которые, тем не менее, вызвали большой отклик у людей. Важнейшей проверкой станет поведение властей в ближайшие месяцы. Как минимум, недавние волнения должны убедить Назарбаева пересмотреть в первую очередь свою антикризисную экономическую политику, а во вторую — план политических реформ.

Если удастся сохранить хладнокровие, Казахстану отнюдь не предначертано судьбой повторить потрясения, произошедшие на Украине — в другой стране бывшего СССР. При этом ситуация в Казахстане остается хрупкой; руководство страны — это порождение советской эпохи; тактика охраны правопорядка только-только была пересмотрена; а Китай не собирается отказываться от больших стратегических амбиций по инвестированию в казахские сельскохозяйственные земли. Вспышка протестов, произошедшая неожиданно и возмутившая спокойствие, представляет собой неутешительное начало новой главы независимости Казахстана.

Podcast / Europe & Central Asia

War & Peace: Police, Protests & Populism in Central Asia

This week on War & Peace, post-Soviet security expert Dr Erica Marat joins Olga Oliker and Hugh Pope to discuss the drivers of anti-establishment protests and the policing thereof across Central Asia and globally. 

S2 Episode 12: Police, Protests & Populism in Central Asia

Central Asia is no exception to the protests that have emerged with renewed vigour on a global scale, a phenomenon made more visible against the backdrop of COVID-19 restrictions. 

Although the grievances driving them are context-specific, deep socio-political divisions and populist leaders are recurring themes, says Dr Erica Marat. A professor at the U.S. National Defense University and a post-Soviet security expert, she joins Olga and Hugh to discuss what connections can be drawn between collective action and protest-policing dynamics spanning the U.S., Ukraine and Kyrgyzstan. 

Central Asian regimes bear the legacy of the Soviet era, and yet even the most autocratic among them are in constant adaptation, borrowing tactics from around the world to survive. Protest movements are evolving in the same way. Erica shares her findings about these trends, explaining the rise of ‘uncivil’ society, who the so-called “Kyrgyz Trump” is, and why Kazakhstan is a repatriation model for ISIS-affiliated citizens. 

Click here to listen on Apple Podcasts or Spotify.

For more information:

Explore Crisis Group’s regional analysis on our Central Asia page 

Erica Marat, The Politics of Police Reform: Society against the State in Post-Soviet Countries, Oxford University Press

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.