Политический кризис в Кыргызстане: стратегия выхода
Политический кризис в Кыргызстане: стратегия выхода
Table of Contents
  1. Executive Summary
Opportunities and Challenges Await Kyrgyzstan’s Incoming President
Opportunities and Challenges Await Kyrgyzstan’s Incoming President
Report 37 / Europe & Central Asia

Политический кризис в Кыргызстане: стратегия выхода

Первый отчет МГПК о Кыргызстане, опубликованный в августе 2001г., освещал вероятность возникновения конфликтов в этой стране.

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Первый отчет МГПК о Кыргызстане, опубликованный в августе 2001г., освещал вероятность возникновения конфликтов в этой стране. В то время международное сообщество обращало мало внимания на Центральную Азию, однако после сентябрьских событий 2001 года регион неожиданно попал в политическую повестку дня. Около 2000 представителей вооруженных сил США и коалиционных сил, задействованных в операции в Афганистане, располагаются в данный момент в аэропорте «Манас» в пригороде Бишкека, и Кыргызстан играет ключевую стратегическую роль в регионе. Теперь международное сообщество серьезно заинтересовано в стабильности в этой стране, но с начала 2002 года, стабильность снизилась.

Политическая стабильность в Кыргызстане резко ухудшилась в начале 2002 г. Власти стали придерживаться все более авторитарного курса по отношению к оппозиции, возможно, полагая, что присутствие США позволяет им большую свободу действий. В январе был арестован известный народный депутат Азимбек Бекназаров, а также были закрыты несколько оппозиционных газет. Арест Бекназарова вызвал волну протестов на юге страны, в особенности на его родине в Аксыйском районе Джалал-Абадской области. В марте столкновение милиции с протестантами привело к гибели пятерых демонстрантов. Это был первый случай в Кыргызстане, когда политический протест привел к насилию.

После расстрела демонстрантов тысячи сторонников Бекназарова на юге страны включились в марши протеста, требуя оправдания Бекназарова и наказания виновных за гибель людей. В конце мая президент Акаев освободил от занимаемой должности министра внутренних дел и премьер-министра республики, что означало отставку всего правительства. Но протесты и массовые марши продолжались по-прежнему в южных городах. Напряжение возрастало, требования становились более радикальными: звучали призывы отправить в отставку Акаева и начать марш на Бишкек. Протестующие прекратили акции протеста и согласились вернуться домой только тогда, когда апелляционный суд снял обвинения с Бекназарова.

Хотя этот шаг временно нормализовал ситуацию, возмущения протестантов он не ослабил, как и не решил основных политических и экономических проблем Кыргызстана, которые привели к такому широкомасштабному недовольству. Угроза стабильности будет существовать до тех пор, пока не будут проведен всесторонний анализ текущей политики и не будут предприняты серьезные меры для нормализации ситуации. Многие протестанты поняли успешность своей тактики, и весьма велика вероятность того, что протесты возобновятся. Но даже если волна протестов спадет, Кыргызстан вступает в период неопределенности в связи с завершением в 2005 году срока правления президента Акаева. По мере того, как борьба за власть будет набирать темпы, вероятность возникновения будущих конфликтов во время переходного периода весьма велика.

Развитие кризиса зависит от многих факторов, каждый из которых может влиять на эскалацию или на смягчение кризиса.

Во-первых, это - политическая система и борьба за власть. Нарастающая концентрация власти вокруг Акаева, его семьи и близких соратников вызывает недовольство среди соперничающей элиты, которая стремится расширить свое участие, как в политической области, так и в бизнесе. Узурпация всех ветвей власти правящей элитой привела к кризису легитимности руководства страны, судов и политической системы в целом. Чем больше власти концентрируется в руках этой небольшой группы, тем более авторитарными становятся попытки руководства республики защитить себя от возрастающей критики. Усиление авторитаризма – один из явных факторов нынешнего кризиса. Будет ли предстоящая борьба за власть мирной, зависит от того, насколько сама власть поймет необходимость фундаментальных изменений в политической системе и в избирательном процессе.

Во-вторых, это - оппозиция. Всё более радикальная оппозиция мало верит в существующую политическую систему и добивается отставки Акаева, используя возмущение народа. Добровольная отставка Акаева вряд ли состоится и, скорее всего, следствием такой стратегии станет увеличение конфронтации. Только искреннее желание власти пойти на компромисс, коренные изменения в политической системе, а также гарантия свободных выборов в 2005 году, смогут до некоторой степени ослабить радикализм оппозиции.

В-третьих, это - правоохранительные органы, которые могут играть либо нейтральную роль в поддержании существующего порядка, либо могут сами по себе стать политической силой. Недавние забастовки милиции на юге и растущее недовольство среди сотрудников правоохранительных органов указывают на наличие потенциальной угрозы стабильности в будущем. Необходима срочная реформа структуры органов охраны правопорядка и безопасности.

В-четвертых, это - народный протест, вызванный ростом авторитарности в управлении страной, в основе которого, однако, лежит глубокий социально-экономический кризис и недостаток политического представительства. Народный протест будет продолжаться, невзирая на соглашения между представителями политической элиты, до тех пор, пока внимание действительно не будет направлено на проблемы рядового населения. Это должно коснуться как политических моментов – важно восстановить веру народа в конституционные процессы, так и социально-экономических – нужно достичь реального роста уровня жизни.

В-пятых, растущая геополитическая конкуренция может также оказать дестабилизирующее влияние на ситуацию в регионе. Военное присутствие США, попытки России вернуть своё утраченное господство в регионе, опасения Узбекистана, Казахстана и Китая по поводу того, что любые волнения могут дестабилизировать регион – всё это будет влиять на внутреннюю ситуацию в Кыргызстане. Государства, имеющие свои интересы в Кыргызстане, могут либо использовать сложившуюся ситуацию для улучшения своих собственных позиций за счет других, либо могут сотрудничать, способствуя укреплению стабильности в республике.

Эти пять факторов лежат на чаше весов, где с одной стороны - возможность разрешения политического кризиса в Кыргызстане конституционным методом, а с другой – опасность возникновения более масштабного кризиса, который может привести к конфликту. Возможность возникновения конфликта в Кыргызстане является вопросом чрезвычайной важности для региона в целом, и в интересах международного сообщества не допустить дальнейшего обострения кризиса. Разрешение кризиса в основном находится в руках политических сил Кыргызстана. Реальное стремление со стороны политической элиты достичь «нового соглашения» о разделении власти - в политике и в бизнесе - сможет остановить рост дальнейших волнений и станет гарантией того, что в будущем политическая борьба будет идти в пределах конституционных рамок. В свою очередь, международное сообщество может сыграть значительную роль путем оказания содействия и поддержки достижения такого рода соглашения, и может объяснить властям, что будущие политические, экономические и стратегические отношения зависят от реальных мер, принимаемых для преодоления кризиса.

Международному сообществу следует активно участвовать в продвижении политических реформ. Без этого оказываемая экономическая помощь будет в лучшем случае излишним расточительством, а в худшем - внесет свой вклад в увеличивающуюся дистанцию между правителями и народом. Единая позиция западных стран и международных организаций должна подтолкнуть правительство Кыргызстана к действительной реализации политических решений, которые в настоящий момент существуют лишь на словах. Продолжающееся бездействие со стороны руководства представляет собой серьезную угрозу как стабильности в стране, так и региону в целом.

Ош/Брюссель, июль 2002 г.

Executive Summary

ICG’s first report on Kyrgyzstan, published in August 2001, highlighted the potential for crisis facing the country. International attention was then rarely focused on Central Asia but since September 2001 the region has suddenly registered on policy-makers’ agendas. Nearly 2,000 U.S. and Coalition troops are now located at Manas Airport near Bishkek, as part of the forces active in Afghanistan, and Kyrgyzstan is playing a key strategic role in the region. Stability in this country is now of fundamental concern to the international community but, since early 2002, it has declined sharply.

The leadership has taken an increasingly authoritarian line towards the opposition, perhaps believing that the U.S. presence gave it more leeway. A popular deputy, Azimbek Beknazarov, was arrested in January 2002, and several opposition newspapers were closed. His arrest provoked protests in the south of the country, particularly in his home territory of Aksy district, in Jalal-Abad province. In confrontations with protestors in March, police shot dead five demonstrators, the first time political protests had turned violent in Kyrgyzstan.

After the shootings, thousands of supporters of Beknazarov protested in the South, demanding the dismissal of charges against him and the punishment of those responsible for the killings. President Askar Akaev dismissed the prime minister and interior minister in late May 2002, leading to the resignation of the whole government. But the protests continued, with demonstrators staging mass marches between southern cities. Tensions mounted as their demands became more radical, including a call for Akaev’s resignation, and they threatened to march on Bishkek. It was only when the appeal courts lifted the charges against Beknazarov that the protestors were finally persuaded to go home.

This move calmed the situation temporarily, but the anger of the protestors has hardly abated. And it has not solved the underlying political and economic problems in Kyrgyzstan that have given rise to widespread discontent. Long-term stability remains under threat unless a more comprehensive review of policy is undertaken and serious measures introduced to calm the situation. Many protestors have been emboldened by their apparent success, and it is likely that demonstrations will be renewed. Even if these grind to a halt, Kyrgyzstan is entering a period of uncertainty, as it approaches the end of Akaev’s term in office in 2005. As the struggle for power gathers pace during this transition period, there is considerable potential for further conflict.

The way the crisis develops depends on a number of factors, each of which can contribute to escalation or de-escalation.

First, the political system and the struggle for power. The increasing concentration of power around Akaev, his family and his close colleagues has led to discontent among rival elites, who seek more participation in both the political sphere and business. The usurpation of power in all branches of government by the ruling elite has led to a crisis of legitimacy – in the leadership, in the courts and in the political system itself. As the leadership has gained more power, it has become more authoritarian in an attempt to defend itself from rising criticism. This move towards authoritarianism has effectively provoked the current crisis. Whether the forthcoming struggle for power will remain peaceful depends on whether the authorities accept the need for fundamental changes to the political system and the electoral process.

Secondly, the opposition. Increasingly radicalised, it has little faith in the present political system and now seeks the resignation of Akaev through popular pressure. The president is unlikely to resign voluntarily, and the result of such a strategy is likely to be more confrontation. Only a genuine compromise by the authorities, involving efforts to deal with the roots of the crisis in the political system and to take measures to guarantee free elections in 2005 will dampen some of the radicalism of the opposition.

Thirdly, the security forces can either play a neutral role in preserving order or become a political force in their own right. Recent strikes by the police in the South and rising dissatisfaction among the security forces represent a potential threat to peace. Reform of security structures is badly needed.

Fourthly, popular protest, provoked by the increasing authoritarianism of the government, but with its roots in a deep socio-economic crisis and a lack of political representation, will continue regardless of agreements made by elites, unless real attention is focused on the problems of the mass of the population. This must cover political issues – winning back people’s faith in the constitutional process – economic issues – raising real living standards – and social issues.

Fifthly, the growing geopolitical competition in Central Asia may also have a destabilising impact. The U.S. military presence, attempts by Russia to reassert its influence, and the fears of Uzbekistan, Kazakhstan and China that any unrest could destabilise the region, will all affect the internal situation in Kyrgyzstan. States with interests there can either use the political situation to try and improve their own positions at the expense of others, or can cooperate with the aim of promoting stability in the country.

These five factors will decide whether Kyrgyzstan’s political crisis is resolved through constitutional means, or develops into a wider crisis, possibly degenerating into conflict. Since the implications of a conflict in Kyrgyzstan are significant for the region as a whole, the interests of the international community are in attempting to prevent any escalation of the crisis.

The main effort in resolving the crisis must be made by Kyrgyzstan’s political forces. A genuine effort on the part of the elite to reach a ‘new deal’ of power-sharing, in politics and in business, would limit the potential for further unrest and ensure that future political struggles remain within the constitutional framework. But the international community can play a significant role in promoting and supporting such a deal, and making clear to the leadership that future political, economic and strategic relationships depend on real measures being taken.

The international community should become actively engaged in pushing political reform. Without it, economic assistance will at best be wasted, and at worst contribute to the increasing divide between the rulers and the ruled. A common platform among Western states and international organisations should push for real implementation of policies that are currently just government rhetoric. Continued inaction on the part of the leadership poses a serious threat to stability in the country and to the region as a whole.

Osh/Brussels, 20 August 2002

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.