Взгляд в будущее
Взгляд в будущее
Opportunities and Challenges Await Kyrgyzstan’s Incoming President
Opportunities and Challenges Await Kyrgyzstan’s Incoming President

Взгляд в будущее

Недавние события в Киргизии показывают, сколь стремительно рушатся режимы под натиском массовых народных волнений. Бедность, авторитаризм в политике, коррупция наблюдаются во всех странах среднеазиатского региона. Во всяком случае, в этом убеждены эксперты влиятельной международной организации «Крайсис Групп».

«Крайсис Групп» опубликовала обширный доклад о реальном положении дел в хлопковой отрасли — главной сельхозкультуре Средней Азии. Анализ экспертов показывает, что ситуация год от года все больше накаляется и может привести к мощному социальному взрыву.

Наихудший сценарий сбудется в том случае, если народным возмущением воспользуется радикальный ислам, который уже пустил корни в регионе. Последствия такого развития событий могут потрясти не только Среднюю Азию, а весь мир.

Заветные миллионы

Старшее, да и среднее поколения помнят победные реляции о сборе очередного миллиона тонн хлопка. Торжественный голос диктора, на экранах необъятные поля, герои труда и счастливые колхозники. Помнят и разоблачения эпохи перестройки — подневольный труд, колхозные тюрьмы, массовые приписки. Казалось, все это должно измениться...

В 2004–2005 годах в бывших республиках советской Средней Азии произведено 6,5% мирового объема хлопка и обеспечено 15,4% его мирового экспорта. Узбекистан далеко опережает по производству хлопка другие страны Средней Азии. В 2004 г. урожай хлопка-сырца составил по сообщениям 3,5 млн тонн. После гражданской войны Таджикистан восстанавливает производство хлопка: в 2004 г. его сбор составил 558,5 тыс. тонн, половину урожая 80-х гг. В Туркменистане по официальным данным в 2004 г. было собрано около 731 тыс. тонн; по неофициальной информации реальный урожай вряд ли превысил 500 тыс. тонн. Как бы то ни было, хлопок остается основной экспортной отраслью региона и источником валюты.

Что скрывается за цифрами?

Колхозы, план любой ценой — все это осталось и ныне. Снова трудодни, натурплата, принуждение к труду. Аральское море практически исчезло. Питающие его реки израсходовали на хлопок. Соли и отравленная пестицидами пыль разносятся ветрами за сотни километров. Уничтожены и сотни тысячи гектаров некогда плодородных земель. Там теперь солончаки. На реконструкцию разрушающихся оросительных систем по оценкам международных экспертов нужно не менее $40 млрд. Урожайность хлопчатника постоянно падает. Поэтому приходится расширять площадь посевов, расходовать больше воды. Крестьяне обрабатывают землю, которая им не принадлежит. Вода тоже принадлежит государству, и стимула ее экономить нет. Как нет и денег на ремонт оросительных каналов. Воды в регионе все меньше, и порой доходит до попыток силового решения проблемы контроля за ней.

Экономика производства хлопка построена на эксплуатации миллионов людей, работающих за мизерную оплату. А вот доходы от хлопкового бизнеса успешно делит государственная и местная элита.

В поле, как и в советское время, в основном женщины. Многие даже не знают, что им положена зарплата. Нередко трудятся за жалкие пайки, за разрешение собрать хлопок на топливо. Мужчины чаще всего уезжают на заработки, но для каждой семьи установлены нормы сбора хлопка, и их надо выполнять. Школьники и студенты на полях вплоть до декабря. О каком образовании может идти речь? Они работают плохо, собирают порядка 10 кг хлопка в день. Между тем в классных журналах школ и институтов аккуратно проставляются «галочки» о них, как о присутствующих. Впрочем, для каждой группы населения находится свой кнут. Фермера могут выгнать с земли, студента — исключить из университета, за школьника могут наказать родителей... Дети, врачи, госслужащие — все должны внести свою лепту в сбор хлопка. Вам скажут, что это местная традиция «хашар» — коллективный труд на благо общины.

Кнут есть даже для министров, губернаторов и районных боссов. Главная их задача — дать стране хлопок. Президент дает накачку губернаторам, те, в свою очередь — районным властям. Бывший губернатор Дашогузской области Туркмении Хабибулла Дурдыев, смещенный с должности за проваленный план и отправленный на принудительное поселение, теперь должен сам возделывать хлопчатник для государства.

Урожай для... чиновника

Закупочные цены на хлопок особенно низки в Узбекистане. До 2001 г. государство сохраняло старую советскую систему госзаказа, при которой устанавливались закупочные цены и скупался весь хлопок. Сейчас госзаказ отменен, но на практике немногие фермеры заметили какие-либо изменения. В 2002 году под давлением Международного валютного фонда правительство Узбекистана несколько повысило закупочные цены на хлопок, что, тем не менее, стало немалым продвижением. Однако повышение закупочных цен сопровождалось тройным повышением земельных налогов. Но даже и эти деньги, по информации с мест, до фермеров не дошли.

Государство продолжает жестко контролировать платежи, удерживает монополию на оборотные средства сельхозкооперативов и на хлопкоочистку, в принудительном порядке и по своему усмотрению взимает налоги. Зарплата, таким образом, выплачивается по остаточному принципу и на нее-то денег чаще всего не хватает. По данным «Крайсис Групп», с падением в 2004–2005 гг. мировых цен за хлопок-сырец фермеры в Узбекистане получали всего лишь $80 за тонну, т.е. в 4–5 раз ниже, чем во всех соседних странах. Известны случаи, когда в Туркмении местные власти, озабоченные спущенными сверху производственными планами, закупали контрабандный узбекский хлопок или меняли его на горючее по цене вчетверо большей, чем в Узбекистане.

Узбекское правительство упорно продолжает бороться с контрабандным вывозом хлопка, что, однако, не мешает процветанию черного рынка. А между тем, тысячи узбекских крестьян ежегодно пополняют ряды незаконных мигрантов и работают на полях соседних стран. И сотни из них, уличенные в контрабанде хлопка, подвергаются серьезным наказаниям на родине.

Эксперты убеждены, что политические системы в странах региона настолько авторитарны и до такой степени коррумпированы, что, по-видимому, шансы какого-либо изменения политики в результате внутренней эволюции весьма незначительны. Власть опасается любых инициатив снизу и пытается сохранить зависимость даже мелкого бизнеса от чиновников или местных властей.

Между тем, хлопковая отрасль могла бы быть рычагом для ликвидации бедности. Но по данным «Крайсис Групп», в Узбекистане крестьяне получают не более 10–15% от доходов, вырученных от продажи хлопка. Чем еще, кроме коррупции и использовании репрессивного госаппарата узбекские власти могут объяснить фантастические доходы хлопковых торговцев и связанной с ними элиты и нищету собственного народа?

Эксперты «Крайсис Групп» рекомендовали ряд мер по реформированию хлопковой отрасли. Сегодня без земельных реформ, отказа от практики принудительного труда, повышения закупочных цен на хлопок проблем не решить. И Россия, и Запад должны проявить волю, чтобы побудить власть региона к действию в этом направлении. Если же эко=E

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.