Украинский кризис: угрозы возобновления вооруженного конфликта после второго минского соглашения
Украинский кризис: угрозы возобновления вооруженного конфликта после второго минского соглашения
Table of Contents
  1. Overview
Fighting While Female, How Gender Dynamics Are Shaping the War in Ukraine
Fighting While Female, How Gender Dynamics Are Shaping the War in Ukraine

Украинский кризис: угрозы возобновления вооруженного конфликта после второго минского соглашения

Краткий обзор

Вторым минским соглашением, заключенным 12 февраля, предусматривается перемирие, которое стороны пока в основном соблюдают, а также меры по деэскалации конфликта. Многие должностные лица на местах, а также в Киеве, Москве и на Западе, тем не менее, полагают, что война на востоке Украины может возобновиться в течение нескольких недель. Если это произойдет, то многое будет зависеть от качества высшего командного звена с обеих сторон. Украинская армия переживает кризис командования, который руководство страны, похоже, не хочет ни признавать, ни разрешать. Что касается повстанцев-сепаратистов, благодаря своим командирам и контролю Москвы при возобновлении сражений они могут иметь преимущество. Между тем президент Петр Порошенко сталкивается с критикой со стороны западных союзников за затягивание реформ; с противодействием со стороны политической верхушки из-за попыток провести законы, предусмотренные минским соглашением; с непрерывными жалобами из Донецка и Москвы по поводу недостаточности принимаемых мер.

 Настоящий брифинг анализирует переговоры, приведшие к принятию этого соглашения; соотношение военных сил и склонность к дальнейшей конфронтации с обеих сторон; а также вероятные сценарии на ближайшее будущее. В выходящем одновременно с брифингом заявлении представлен анализ и политические рекомендации Кризисной группы по стратегическим вопросам, возникающим в сфере европейской безопасности в связи с кризисом.

Самое последнее наступление сепаратистов началось около 18 января и выдохлось в течение месяца. Оно повлекло за собой много жертв и разрушений, но не продемонстрировало почти ничего, кроме отсутствия решающего военного преимущества у какой-либо из сторон. Отступление украинской армии из Дебальцево (это стратегически важный железнодорожный узел, соединяющий сепаратистские территории в Донецкой и Луганской областях на Донбассе) после перемирия стало чувствительным политическим и военным ударом для Порошенко. Вместе с тем сепаратисты, хотя и провозгласили победу, понесли тяжелые потери и не достигли заявленных целей, в частности цели по установлению контроля над всей Донецкой областью.

В ходе наступления еще ярче проявились усугубляющиеся проблемы в вооруженных силах Украины, чье некомпетентное, порой коррумпированное высшее командование не способно разрабатывать эффективные боевые операции либо не желает ими руководить, предоставляя младших офицеров самим себе в ситуации серьезного давления. Профессиональные офицеры среднего звена открыто выступают против высшего командования, но правительство не реагирует. Из сообщений, поступавших с обеих сторон боевых действий, ясно, что украинские силы полны решимости, но им не хватает компетентного руководства.

Обучение Россией сил сепаратистов приносит свои плоды. Тем не менее, у их формирований множество проблем. В частности, по сравнению с Киевом, у них гораздо меньше людей, которых можно призвать в свои ряды; им серьезно не хватает опытных командиров; между руководителями различных политических и военных группировок есть глубокие противоречия, которые порой выливаются в насилие. Трудности возникают из-за организованной преступности; некоторые подразделения до сих пор действуют полуавтономно. У государства, за которое они воюют, почти нет политических и административных структур, денег, экономики. И все же они постепенно приближаются – благодаря значительной и, возможно, увеличивающейся управленческой поддержке России – к созданию функционирующей армии.

Главное, что обеспечило второе минское соглашение, – перемирие, после которого количество жертв резко сократилось. Обе стороны утверждают, что в соответствии с ним отвели тяжелое оружие – и обе стороны обвиняют друг друга, что оно было возвращено обратно на позиции, как только уехали наблюдатели. Большинство других пунктов соглашения также являются предметом споров. То, что Россия успешно настояла во время переговоров на сохранении за собой фактического контроля над частью границы с Украиной, указывает на то, что она не исключает военных решений.

Скорое наступление сепаратистов – например, с целью распространить контроль на всю территорию Донецкой области – невозможно без военной помощи со стороны России и, вероятно, без очередного значительного привлечения регулярных частей российской армии. Москве придется решать, готова ли она пойти на это под угрозой дальнейших американских и европейских санкций. Это проблематично для страны с инфляцией, которая может перевалить за 20%, с возможным банковским кризисом и с беспрецедентным бегством капитала.

Исследование для брифинга проводилось в Киеве и Брюсселе; в его основу легли предыдущие доклады, посвященные востоку Украины и внутриполитической ситуации в Украине.

Киев/Брюссель, 1 апреля 2015 г.

I. Overview

A second agreement in Minsk on 12 February produced a ceasefire that for now is mostly holding and measures to de-escalate the conflict. Many officials locally and in Kyiv, Moscow and the West, nevertheless, believe war could resume in Ukraine’s east within weeks. If it does, much will depend on the quality of top commanders on both sides. Ukraine’s army is enmeshed in a command crisis the country’s leaders seem unwilling to admit or address. For the separatist rebels, the command and control Moscow provides could give them the advantage in any new fighting. Meanwhile, President Petro Poroshenko faces criticism from his Western allies about the slow pace of reform, opposition from the political establishment as he tries to pass legislation required by the Minsk agreement and a steady stream of complaints from Donetsk and Moscow that the measures do not go far enough.

This briefing focuses on the negotiations leading to that agreement, the military balance and appetites for further confrontation on all sides, as well as likely scenarios for the immediate future. Crisis Group’s analysis of and policy recommendations on the strategic questions the crisis poses for European stability can be found in a simultaneously published statement.

The most recent separatist offensive began around 18 January and petered out within a month. It was bloody and destructive but demonstrated little more than that neither side has a decisive battlefield advantage. The post-ceasefire defeat of the Ukrainian army in Debaltseve, a railway hub that is strategic because it links the separatist Donetsk and Luhansk territories in the Donbas region, was a traumatic political and military blow to Poroshenko. However, while it allowed the separatists to claim victory, they suffered heavy casualties and did not achieve their stated objectives, notably the seizure of the whole of Donetsk oblast.

The offensive further exposed the deepening malaise within the Ukrainian armed forces, whose incompetent, sometimes corrupt senior commanders are incapable of designing effective combat operations or unwilling to lead them, leaving junior officers on their own, under serious pressure. Mid-level professional officers are speaking openly against their high command, and the government is not responding. Reports from both sides of the battlefield make clear that the Ukrainian forces are determined but lack competent leadership.

Russian training of the separatist forces is bearing fruit. These forces have many problems, particularly a much smaller recruitment pool than Kyiv, a serious lack of experienced commanders and deep factional divisions within their political and military leadership that sometimes explode into violence. Organised crime creates difficulties, and some units still operate semi-autonomously. The state they are fighting for has few political or administrative structures, no money and no economy. Nevertheless, they are moving steadily – with substantial, probably growing, Russian command input – toward creation of a functional army.

The main change Minsk II effected is a ceasefire that has sharply reduced casualties. Both sides claim to have pulled back heavy weapons, as it prescribes; they accuse each other, however, of returning the weapons once observers have left. Most other points of the agreement are also in dispute. The Russians’ successful insistence during the negotiation to retain part of the border with Ukraine in effect under their control indicates they are keeping their military options open.

An early separatist offensive – for example to extend control to the whole of Donetsk oblast – cannot succeed without Russian military aid, advice and, probably, once again substantial numbers of regular Russian troops. Moscow will have to decide whether it wants to commit to this at the risk of more U.S. and EU sanctions. This is problematic for a country looking at 20 per cent inflation, a possible banking crisis and unprecedented capital flight.

Research for this briefing was undertaken in Kyiv and Brussels; it builds on prior reporting on eastern Ukraine and Ukraine’s domestic political situation.

Kyiv/Brussels, 1 April 2015

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.