icon caret Arrow Down Arrow Left Arrow Right Arrow Up Line Camera icon set icon set Ellipsis icon set Facebook Favorite Globe Hamburger List Mail Map Marker Map Microphone Minus PDF Play Print RSS Search Share Trash Crisiswatch Alerts and Trends Box - 1080/761 Copy Twitter Video Camera  copyview Whatsapp Youtube
Помощь в стабилизации нового статус-кво в Нагорном Карабахе
Помощь в стабилизации нового статус-кво в Нагорном Карабахе

Помощь в стабилизации нового статус-кво в Нагорном Карабахе

Хотя боевая напряженность пошла на убыль, Армения и Азербайджан по-прежнему далеки от полного политического урегулирования вопросов, связанных с Нагорным Карабахом.  В этой главе осеннего выпуска Watch List 2021 года, Кризисная Группа призывает Европейский союз и входящие в него страны продолжить давление, чтобы вернуть Баку и Ереван в переговорный процесс, оказать помощь пострадавшим регионам, а также продолжить сотрудничество с Москвой, у которой кроме миротворческого присутствия в регионе и наибольший вес в вопросах, связанных с этим конфликтом.

Спустя почти год после прекращения огня при посредничестве России, положившего  конец войне 2020 года в Нагорном Карабахе, Азербайджан и Армения по-прежнему не могут найти взаимопонимания. После вывода армянских войск российские миротворцы сегодня патрулируют ту часть Нагорного Карабаха, которая остается вне контроля Азербайджана. Однако они выполняют свою миссию, не имея четкого мандата и быстро могут достичь предела своих возможностей. Тем временем Баку и Ереван так и не приступили к переговорам по урегулированию послевоенной напряженности, не говоря уже об обсуждении политического статуса отколовшегося региона – вопроса, ставшего причиной войны между Азербайджаном и Арменией в 1992-1994 годах. Минская группа ОБСЕ, призванная осуществлять посредничество в мирном процессе, готова прийти на помощь. Но Баку упорствует, заявляя, что после войны 2020 года ее формат больше не актуален.

Таким образом, обстановка продолжает оставаться нестабильной, а солдаты продолжают укреплять позиции вдоль новой линии фронта, которая отделяет азербайджанские войска от местных сил, находящихся под контролем де-факто властей Нагорного Карабаха. Сохраняется напряженность и на новых, недемаркированных участках границы между Азербайджаном и Арменией, где противники регулярно вступают в перестрелки, приводящим к новым жертвам. Между тем, политики по обе стороны конфликта обмениваются колкостями в адрес друг друга, пытаясь в том числе и сыграть на настроениях среди своего населения.

Такой статус-кво оставляет международным субъектам мало возможностей для взаимодействия со сторонами конфликта. Тем не менее, Европейскому Союзу следует продолжать содействовать общению, необходимому для снижения напряженности, что он, собственно, и делает с момента окончания боевых действий. Он также должен найти стимулы, которые в определенный момент могли бы помочь сторонам добиться реального прогресса. Для этого ему придется сотрудничать с Москвой, которая развернула на местах своих миротворцев и имеет наибольшее влияние на стороны конфликта.

ЕС и его государства-члены должны:

  • Настаивать на том, чтобы Баку и Ереван начали переговоры для решения послевоенных вопросов, включая демаркацию новых границ между Арменией и регионами, отвоеванными Азербайджаном в ходе войны 2020 года, и других мер по стабилизации ситуации на местах.
     
  • Призвать стороны предоставить возможности для оказания помощи нуждающимся жителям Нагорного Карабаха, даже если решение вопроса о долгосрочном статусе региона остается труднодостижимым.
     
  • Работать с Россией, Францией и США, чтобы оставить открытой “дверь” для возвращения Минской группы ОБСЕ к ее посреднической роли, и продолжать челночную дипломатию для смягчения напряженности и решения насущных проблем.
     
  • Изучить возможность распространения помощи в целях развития на неоспариваемые приграничные районы, начав со всесторонней оценки насущных потребностей. Быть готовыми, исходя из этой оценки, поддержать отдельные проекты в Армении и Азербайджане, трансграничное сотрудничество в неполитических вопросах или и то, и другое.

Сохраняющаяся напряженность

Шесть недель боевых действий с 27 сентября по 9 ноября 2020 года унесли более 7000 жизней в отколовшемся регионе Нагорного Карабаха и вокруг него - анклаве Азербайджана с этническим армянским большинством, который провозгласил независимость в 1991 году и стал центром напряженности и конфликта между Ереваном и Баку. Вооруженное столкновение 2020 года коренным образом изменило ситуацию на местах. Азербайджан восстановил контроль над ключевым городом Шуша, вместе с рядом горных районов Нагорного Карабаха и большей частью семи прилегающих территорий, которые армянские войска захватили в 1990-х годах. В течение двух недель после вступления в силу подписанного при посредничестве Москвы соглашения о прекращении огня от 9 ноября, Армения вывела своих солдат с оставшихся прилегающих территорий, оставив их в руках Азербайджана. Российские миротворцы были развернуты в тех частях Нагорного Карабаха, которые оказались вне контроля Азербайджана, и вдоль дорожного коридора, соединяющего регион с Арменией через главный город Лачин на одной из возвращенных Баку прилегающих территорий.

Хотя прекращение огня 9 ноября положило конец боевым действиям, оно не принесло стабильного мира и не разрешило давних разногласий по поводу политического статуса Нагорного Карабаха.

Хотя прекращение огня 9 ноября положило конец боевым действиям, оно не принесло стабильного мира и не разрешило давних разногласий по поводу политического статуса Нагорного Карабаха, неурегулированность которых лежат в основе региональной нестабильности. Не успели высохнуть чернила на заявлении о прекращении огня, как азербайджанские и местные силы под руководством де-факто министерства обороны Нагорного Карабаха приступили к строительству новых военных позиций и рытью окопов вдоль новой, гораздо более протяженной линии фронта. Введенные Москвой миротворцы поддерживают довольно спокойную обстановку в местах своей дислокации. Но там, где нет российских войск, в том числе на некоторых участках азербайджано-армянской государственной границы, происходят регулярные перестрелки, приводящие к потерям с обеих сторон.

Наиболее нестабильной является территория между Гегаркуникским районом Армении и соседним Кельбаджарским районом, который вернулся под контроль Азербайджана в ходе недавней войны. В мае 2021 года, когда начали таять снега, азербайджанские солдаты установили в горах новые наблюдательные посты с видом на новую, еще не демаркированную границу между двумя регионами. Армения обвинила азербайджанцев во вторжении на свою территорию и направила туда своих солдат. В конце июля столкновения переросли в шестичасовой бой, в ходе которого стороны использовали стрелковое оружие, пулеметы и гранаты. Хотя пули, долетевшие до близлежащих деревень, не привели к гибели мирных жителей, в результате боев погибло семь и было ранено восемь солдат. Это продолжалось до тех пор, пока, наконец, звонки из российского генштаба в Баку и Ереван не положили конца боевым действиям. Общее число потерь в результате этого и других столкновений, произошедших после прекращения огня 9 ноября, насчитывает десять убитых и двенадцать раненых.

Если Азербайджан и Армения не проведут демаркацию границы, учитывающую изменения в территориальном контроле после боевых действий 2020 года, существует вероятность новых столкновений. Но переговоры по этому и другим вопросам требуют согласия политических лидеров обеих стран, которое до сих пор не получено. Баку и Ереван также не могут достичь согласия насчет доставки гуманитарной помощи, настаивая на том, что механизмы доступа должны отражать их видение политического статуса региона. Армения хочет, чтобы помощь проходила как через ее территорию, так и через территорию Азербайджана, в то время как Азербайджан настаивает на том, чтобы рассматривать эту территорию как находящуюся под его суверенитетом и полностью контролировать доступ к ней. Оба правительства  отказываются идти на уступки, опасаясь, что молчаливое согласие в этих областях нанесет ущерб окончательному решению вопроса о статусе территории. Подобная негибкость в вопросах, которые так или иначе касаются статуса региона, не только имеет гуманитарные последствия, но и создает риск для представителей гражданского общества с обеих сторон, которых могут обвинить в предательстве за желание взаимодействовать друг с другом и смягчать все более антагонистическую риторику по обе стороны конфликта.

Отношения настолько напряжены, что сама платформа для переговоров сейчас находится в подвешенном состоянии. Более 25 лет сопредседатели Минской группы ОБСЕ (Россия, США и Франция) выступали посредниками между Азербайджаном и Арменией. Но после войны 2020 года президент Азербайджана Ильхам Алиев провозгласил нагорно-карабахский конфликт «решенным», а созданный для посредничества процесс Минской группы ОБСЕ - устаревшим. Россия, США и Франция выразили своё несогласие и 24 сентября созвали первую после войны встречу министров иностранных дел Армении и Азербайджана под эгидой Минской группы ОБСЕ на полях Генеральной Ассамблеи ООН. Тем не менее, пока неясно, удастся ли им убедить Азербайджан в полной мере вернуться за стол переговоров.

Неспособность сторон обсуждать вопросы о границах или Нагорном Карабахе вынудила российских, американских и европейских дипломатов прибегнуть к кропотливой челночной дипломатии, как по телефону, так и лично, чтобы добиться постепенного прогресса по основным гуманитарным направлениям, таким как обмен информацией о расположении противопехотных мин и обмен пленными.

Между тем, возобновление боевых действий поставило под угрозу планы более широкого регионального сотрудничества, в частности, возобновление транспортных и коммерческих связей между Азербайджаном и Арменией, заявленное в соглашении о прекращении огня от 9 ноября. Такое сотрудничество представляет собой единственный вопрос, который азербайджанские и армянские лидеры начали понемногу обсуждать после войны 2020 года в рамках переговоров на эту тему под эгидой России. Но даже этот диалог был прерван на несколько месяцев после недавних столкновений. После трехмесячного отсутствия каких-либо встреч представители России, Армении и Азербайджана собрались в августе 2021 года, чтобы обсудить вопросы транспорта и коммуникаций - но дальнейшие боестолкновения могут вновь затормозить этот прогресс.

Взаимодействие с определенной целью

Цель ЕС, его стран-членов, России и США - побудить Баку и Ереван сесть за стол переговоров, чтобы обсудить неотложные послевоенные вопросы, в частности, демаркацию границ и другие меры по стабилизации ситуации на местах, с целью возможного начала переговоров по нормализации отношений между сторонами конфликта. Однако в ожидании таких переговоров они должны сделать все возможное, чтобы разрядить сохраняющуюся опасную обстановку.

Брюссель и его государства-члены должны продолжить кропотливую челночную дипломатию [между Арменией и Азербайджаном].

Для достижения обеих целей Брюссель и его государства-члены должны продолжать кропотливую челночную дипломатию, к которой они уже приступили. Несмотря на свойственные ему трудности, Евросоюза имеет все возможности для выполнения этой роли. В течение многих лет участие Брюсселя в переговорах по Нагорному Карабаху носило ограниченный характер, поскольку он не являлся формальной частью Минской группы ОБСЕ. Сегодня отказ Баку от этого процесса делает участие ЕС крайне важным. Прямые связи Брюсселя с Баку и Ереваном уже помогли, например, осуществить июньский обмен пятнадцати армянских пленных на карты установленных армянами мин на отвоеванных Азербайджаном территориях.

Но участие Евросоюза не просто заполняет пробелы, возникшие после отказа Баку от работы в формате Минской группы ОБСЕ. Дипломатические отношения ЕС с Баку и Ереваном также могут помочь определить роль Минской группы ОБСЕ в будущих обсуждениях, будь то границы, политический статус Нагорного Карабаха или гуманитарные вопросы. Специальный представитель Евросоюза на Южном Кавказе имеет все возможности и полномочия для продолжения такой работы.

Учитывая множество ролей Москвы в этом конфликте, включая роль посредника и миротворца, от ЕС потребуется тесное сотрудничество с Россией. К счастью, в отличие от многих регионов, где сталкиваются европейские и российские интересы, Россия готова к сотрудничеству с западными странами в вопросе Нагорного Карабаха. Хотя она оказалась неоспоримым лидером в определении послевоенной повестки дня для Армении и Азербайджана и является единственным государством, имеющим миротворцев на местах, она также последовательно взаимодействует с другими странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ, США и Францией, обмениваясь информацией и координируя звонки и встречи. Париж и Москва обсуждают Нагорный Карабах напрямую на самом высоком уровне. В августе Россия назначила нового представителя в Минскую группу ОБСЕ, посла Игоря Ховаева, который постарался оживить ее формат, отправившись в регион для встреч со сторонами и призывая их вернуться к переговорам. Он, вероятно, будет рад помощи ЕС в этом вопросе - и, возможно, также в том, чтобы подтолкнуть Армению и Азербайджан к согласованию четкого мандата для российских миротворцев.

Евросоюз также должен стремиться к сотрудничеству с Россией для содействия демаркации границ. Москва пытается заставить Баку и Ереван начать переговоры по этому вопросу, и Брюссель мог бы помочь выработать стимулы, которые побудят их сесть за стол переговоров. В июне министры иностранных дел Румынии, Австрии и Литвы посетили Южный Кавказ для обсуждения вопросов укрепления доверия и границ с лидерами Армении и Азербайджана. После этого ЕС предложил обеим странам свою помощь. Помимо опыта пограничного контроля, накопленного на Балканах и между государствами-членами, Евросоюз может предложить помощь в посредничестве и оказать техническую поддержку в решении все более насущной проблемы совместного использования воды через новые границы и разделительные линии, а также других важнейших экологических и климатических вопросов.

Есть также вопрос помощи. Евросоюз уже оказывает существенную поддержку усилиям по послевоенному восстановлению. Во время войны Брюссель выделил 7 миллионов евро на оказание прямой гуманитарной помощи. Весной 2021 года он пообещал еще 10 миллионов евро на помощь в удовлетворении постконфликтных потребностей, включая разминирование. Баку и Ереван хотели бы заручиться дополнительной помощью, но здесь есть свои сложности.

Азербайджан хотел бы получить дополнительную поддержку в разминировании и восстановлении отвоеванных в результате войны семи районов,  чтобы вернуть тех, кто был перемещен оттуда в 1990-х годах вместе с их семьями. Согласно последним обещаниям Евросоюза, Баку вероятно, получит больше помощи в разминировании. Но ЕС предпочитает предлагать помощь в целях развития в виде кредитов, от которых Баку давно отказывается, предпочитая гранты.

Более того, Брюссель опасается предоставлять этим территориям такую поддержку в отсутствие двух вещей. Первая - это лучшее понимание того, что Баку планирует в области восстановления, так и переселения лиц, перемещенных на более ранних стадиях конфликта. Вторая - это четкий механизм для оказания помощи почти трети этнического армянского населения Нагорного Карабаха, перемещенного с ныне контролируемой Азербайджаном территории в результате боевых действий в середине 2020 года, большая часть которого до сих пор не имеет стабильного жилья. Этот последний вопрос требует азербайджано-армянского соглашения о правилах доступа международных организаций в зону конфликта. Пока нет никаких признаков того, что эта тупиковая ситуация близка к разрешению, но Брюссель может и должен продолжать обсуждать эту тему с обеими столицами.

Есть также вещи, которые Евросоюз может сделать прямо сейчас, несмотря на то, что Баку и Ереван по-прежнему не желают обсуждать большинство вопросов. В июле 2021 года Брюссель объявил об амбициозной многолетней программе помощи странам Восточного партнерства с ЕС, включая Армению и Азербайджан. Поддержка Армении со стороны Евросоюза включает потенциальное финансирование дороги, проходящей через горную территорию Армении в обход существующего проблемного маршрута, пересекающего границу с Азербайджаном. В сентябре азербайджанская полиция установила новый контрольно-пропускной пункт на этой главной транзитной дороге, которая используется в том числе иранскими грузоперевозчиками, доставляющими товары в Армению и другие части черноморского региона.

Кроме того, около 80 миллионов евро из средств Евросоюза выделяются на инвестиции в экономическое развитие южного приграничного района Армении, который не только пострадал во время войны 2020 года, но в котором сейчас находятся как перемещенные из Нагорного Карабаха люди, так и новые военные позиции, подвергающие риску гражданские поселения. ЕС мог бы рассмотреть возможность расширения своих программ помощи в целях развития на районы вдоль неоспариваемых участков границы между Азербайджаном и Арменией. Брюсселю необходимо согласовать с Арменией возможные дополнительные программы. Ему также потребуется договориться с Баку о том, что Евросоюз может предложить Азербайджану и как решить проблемы «грантов вместо кредитов» и доступа к территориям по азербайджанскую сторону границы. Но в отличие от деятельности в Нагорном Карабахе, помощь приграничным регионам не задевает вопросов статуса. Для начала Евросоюз мог бы провести миссию по комплексной оценке потребностей в приграничных регионах. Исходя из ее результатов, он мог бы поддержать отдельные проекты в Армении и Азербайджане, трансграничное сотрудничество по неполитическим вопросам или и то, и другое.