icon caret Arrow Down Arrow Left Arrow Right Arrow Up Line Camera icon set icon set Ellipsis icon set Facebook Favorite Globe Hamburger List Mail Map Marker Map Microphone Minus PDF Play Print RSS Search Share Trash Crisiswatch Alerts and Trends Box - 1080/761 Copy Twitter Video Camera  copyview Whatsapp Youtube
Демократия за деньги?
Демократия за деньги?
What’s the Point of Nuclear Weapons Today?
What’s the Point of Nuclear Weapons Today?

Демократия за деньги?

Originally published in VPK News Russia

Недавние события, связанные со сменой правящих элит в некоторых странах СНГ, по-прежнему в центре внимания международных наблюдателей, аналитиков, исследователей. Внимательно отслеживает процессы, происходящие в республиках бывшего СССР, так называемая Международная группа по предотвращению кризисов (Крайсис Груп). Это некоммерческая международная организация, штаб-квартира которой находится в Брюсселе, а официальные представительства - в Вашингтоне, Нью-Йорке, Лондоне и Москве. Кроме того, представительства имеются в 17 странах мира, в том числе на территории СНГ - в Бишкеке, Душанбе и Тбилиси. Как следует из официального прайс-листа организации, аналитики Крайсис Груп работают в зонах вооруженных конфликтов и потенциально конфликтных странах, собирают информацию из широкого диапазона источников, оценивают местные условия и производят регулярные аналитические отчеты, содержащие практические рекомендации, адресованные международным деятелям и организациям, ответственным за принятие ключевых решений.

Крайсис Груп также издает CrisisWatch, ежемесячный 12-страничный информационный бюллетень, содержащий краткое описание всех последних изменений в конфликтных и потенциально конфликтных зонах. Выводы Крайсис Груп не во всем совпадают с теми суждениями и заключениями, которые имеют место, скажем, в официальных отчетах и точках зрения российских аналитиков и чиновников. К примеру, организация рассматривает андижанские события в Узбекистане как спонтанное восстание народа после вооруженного нападения неизвестной группировки, которое было жестоко подавлено режимом Ислама Каримова. Аналитики считают "цветные революции", которые имели место в Грузии, на Украине и в Киргизии вполне закономерными событиями, связанными с волеизлиянием народа. Между тем выводы и информация этой организации могут быть полезны для понимания многих конфликтных процессов, которые имеют или, возможно, будут иметь место на постсоветском пространстве. Обо всем этом в эксклюзивном интервью "ВПК" рассказывает вице-президент Крайсис Груп Ален Делетроз.

- Господин Делетроз в чем, на ваш взгляд, причины "цветных" революций в постсоветских странах? В Грузии, на Украине, в Киргизии они были разными, но было у них и общее - массовые выступления людей, очень организованные. Создавалось впечатление, что народом кто-то искусно дирижирует. Какой, на ваш взгляд, здесь была помощь Запада? Считается, что автор и политтехнолог "цветных" революций в мире - Джордж Сорос. Вы были исполнительным директором Ташкентского отделения Фонда Сороса. Ваше мнение?

- Очень легко сказать, что внешние деньги помогают при смене власти в тех или иных кризисных странах. Но они могут помочь, когда идут какие-то внутренние движения в тех странах, где народы страшно недовольны политическими режимами.

- Но согласитесь, что существовала финансовая подпитка извне действий, скажем, сторонников Михаила Саакашвили. Ведь его приход к власти не во всем, скажем мягко, был легитимен.

- Меня это веселит, что здесь, в Москве, существует точка зрения, что без подпитки народ, которому надоел режим Шеварднадзе, не смог мобилизоваться и свергнуть его. Во всех других европейских столицах существует другая точка зрения - народ смог это сделать. И фонд Сороса здесь ни при чем. Хотя я не отрицаю, что подпитка извне была. России надо понять: когда народ недоволен или какой-нибудь президент организует нечестные выборы, тогда никакой Фонд ничего сделать не сможет. Фонды прямо не занимаются политической борьбой. При этом определенная поддержка неправительственных организаций, оппозиции - это, конечно, есть.

Скажем, я был директором Фонда Сороса в Ташкенте и мы пытались помочь построить демократическое общество в Узбекистане. Кстати, президент страны Ислам Каримов сам много раз заявлял, что создание демократического общества в Узбекистане - это официальная цель его правительства. Какие-то партии образовались. Но потом я понял, что это все игра. Как строить партии без оппозиции? Я сказал узбекским властям, что у них нет воли к созданию нормальных политических партий, которые бы реально, скажем, могли критиковать действия властей. И фонд решил, что деньги не надо тратить в этом направлении. Это пустое дело.

Другое дело - Украина и Грузия. Там я уже не работал, но могу представить, что программы Фонда Сороса по поддержке гражданского общества там продолжались. И, конечно, были реализованы существовавшие политические альтернативы.

- И деньги Сороса явились там катализатором?

- Деньги не могут быть катализатором. Еще Фидель Кастро говорил, что убить идею невозможно. И посмотрите: при режиме Батисты, вблизи такой державы, как США, на Кубе победил социалистический режим. На Украине и в Грузии тоже победили не деньги, а идеи. 

Сейчас любят говорить, в том числе и в Европе, об американской помощи, деньгах. Но в странах СНГ на поддержку демократии тратятся и другие средства, скажем, Евросоюза. Разве это грех, если государства Европы уже 15 лет стремятся построить в мире, в том числе и в СНГ, демократическое общество?

Конечно, в тех странах, где победили "оранжевые" революции, не было российских денег, но были европейские, были и из Германии. Не секрет, что Бундестаг финансирует политические фонды, такие как К. Аденаура, Ф. Эберта, Бела и т. д. - все они направлены на поддержку за границей политических партий, и не только в странах СНГ. Если у Фонда Сороса много культурных, социальных программ, то у этих немецких - одна задача: поддержка политических партий. Но почему-то об этом никто не говорит. В России, по нашему мнению, существует другой ключевой вопрос: собирается ли она улучшать собственный имидж среди народов стран СНГ? Можно ли ожидать, что в случае откровенных репрессий или нечестных, непрозрачных выборов официальная Россия будет на стороне народов, которые требуют большего уважения со стороны властей, или мы увидим Москву на стороне диктаторов или коррумпированных режимов?

- Так в чем же, по-вашему, причины "цветные" революций в СНГ?

- На мой взгляд, кризис в государстве возникает тогда, когда некий руководитель организует выборы, но не дает народу голосовать свободно. Этот кризис и является причиной так называемых революций.

- Как вы думаете, где возможны еще на территории Содружества "цветные" революции?

- Скажу так: они возможны там, где руководители не хотят дать действительную свободу народу. Например, это может случиться при определенных обстоятельствах в Казахстане, если продолжатся негативные тенденции, связанные с нападками на неправительственные организации, оппозиционные партии, журналистов. Я об этом недавно говорил с председателем казахстанского сената в Брюсселе.

- Он признал такие факты?

- Он слышал о них от меня.

- А как вы оцениваете ситуацию в Узбекистане?

- Там невозможна "оранжевая" революция, подобная тем, что имели место в Киргизии или Грузии, поскольку нет легальной политической оппозиции, но там есть народ, недовольный режимом. В республике режим настолько жесток, что при смене власти можно ожидать самых жестоких событий, подобных тем, что произошли в Андижане, когда некие вооруженные группы, может быть, связанные с международными террористами, совершили нападение, и народ немедленно вышел на улицы, чтобы продемонстрировать свое отношение к режиму. А правительственные войска жестоко с ними расправились.

- Есть ли варианты более мягкой смены нынешнего режима в Узбекистане?

- Есть, если Каримов самостоятельно примет решение отдать власть кому-то из своих молодых преемников, и те начнут реальные реформы, в первую очередь экономические преобразования в стране. Но в это верится с трудом...

- А как вы оцените ситуацию в Таджикистане и Туркменистане?

- В Таджикистане Эмомали Рахмонов в 90-х годах сумел примирить исламскую оппозицию и действующую власть. Однако после проведения референдума о продлении полномочий президента страны уже начинают действовать негативные тенденции, связанные с обострением политической ситуации в стране. При определенных обстоятельствах они могут обостриться, и смена власти будет неизбежна, как это произошло, скажем, в Киргизии.

В Туркменистане хуже всего обстоят дела с правами человека. Закрыты больницы, нет свободы слова, расцветает культ личности Туркменбаши. Его можно сравнить лишь с режимом в Северной Корее.

- Но ведь в Туркмении относительно высокий уровень жизни, нет волнений среди населения...

- Это все обманчиво!

- Насколько вероятны военные конфликты или новые "цветные" революции в Закавказье?

- Я считаю, что Саакашвили не решится на военное решение проблем с Южной Осетией и Абхазией. Считаю, что не следует ожидать и военных авантюр между Азербайджаном и Арменией из-за Карабаха. Обеим сторонам это невыгодно. Запущен механизм так называемого пражского процесса, который предусматривает действенные, на мой взгляд, способы урегулирования ситуации. 

Тревожит то, что в Азербайджане "зажимается" оппозиция. Это негативная тенденция. В Армении ситуация может улучшиться, если к этому будут подталкивать правительство экономические "доноры", за счет которых Армения и живет сейчас. При этом обращает внимание появление в Ереване "антинациональных" статей типа "Зачем рисковать Карабахом?". То есть в стране появляются люди, готовые идти на компромисс с Азербайджаном в урегулировании карабахского конфликта... А конфликтов без компромиссов никак не решить...

What’s the Point of Nuclear Weapons Today?

This week on War & Peace, Olga Oliker and Hugh Pope talk to Jessica Cox, director of Nuclear Policy at NATO, about the alliance’s position on nuclear weapons, NATO’s deterrence policy, and how all this might evolve as relations with Russia change.

Nuclear weapons sometimes sound like a throwback to another era, but they don’t just remain on stand-by. Nuclear-armed nations are investing heavily in creating more sophisticated and diverse nuclear arsenals. 

After the end of the Cold War, NATO, like the U.S. and Russia, significantly reduced its reliance on nuclear weapons and nuclear policy took a back seat. Then came the Russian invasion of Crimea in 2014 and support for separatists in eastern Ukraine. Since then, there has been a renewed interest in nuclear capabilities and a focus on the alliance’s nuclear policies to make sure that NATO forces are a deterrent to Russia. 

Jessica Cox, Director of Nuclear Policy at NATO, explains to Olga and Hugh why nuclear weapons still matter to the alliance and to what extent nuclear powers like Russia pose a threat to NATO allies. They also talk about the latest nuclear technology, the alliance’s deterrence capability and why NATO does not support the nuclear ban treaty that entered into force in January. 

Click here to listen on Apple Podcasts or Spotify

Contributors

Program Director, Europe and Central Asia
OlyaOliker
Director of Communications & Outreach
Hugh_Pope
Jessica Cox
Director of Nuclear Policy at NATO