Заявление по ситуации вокруг Сирии
Заявление по ситуации вокруг Сирии
A Vital Humanitarian Mandate for Syria’s North West
A Vital Humanitarian Mandate for Syria’s North West

Заявление по ситуации вокруг Сирии

При условии, что Конгресс США одобрит предложение администрации, Вашингтон (вместе с рядом союзников) вскоре нанесет военные удары по объектам сирийского режима. Если это произойдет, действия правительства США во многом пойдут вразрез с интересами сирийского народа. Администрация ссылается на необходимость покарать режим за применение химического оружия, а также предотвратить подобные инциденты в будущем. Это оправданная цель, хотя с начала конфликта сирийцы уже столкнулись с массовыми злодеяниями, приведшими к значительно большему количеству жертв, которые, тем не менее, не повлекли за собой каких-либо масштабных коллективных действий в их защиту.

Администрация также говорит о том, что Вашингтон должен поддерживать свой авторитет и быть последовательным, поскольку президент Обама предупреждал о категорической неприемлемости использования химического оружия — и это тоже понятная цель, которая, тем не менее, вряд ли найдет большой отклик в сердцах сирийцев. И все же главным приоритетом должны быть не разговоры о произволе, сдерживании и возрождении авторитета США, а благополучие сирийского народа. Между тем, независимо от того, вмешается ли армия США, такое благополучие невозможно без долговременного прекращения огня и политических изменений, которые поддержала бы большая часть общества.

Попытки заранее оценить эффект от военного удара США, независимо от его масштабов и предполагаемой точности, по определению обречены на провал. Применительно к конфликту, перешедшему в кровопролитную, хотя и ставшую привычной фазу, и к региону, состояние которого приближается к критической черте, военное вмешательство неизбежно внесет еще один значительный элемент неопределенности. Почти не вызывает сомнений тот факт, что его последствия будут непредсказуемыми. Тем не менее, есть ряд соображений относительно того, к чему оно может привести и чего не достигнет:

  • Военный удар не будет и не может быть встречен и минимальным международным консенсусом. В этом смысле все попытки предъявить даже самые надежные доказательства того, что режим применил химическое оружие, — при всей их необходимости — будут тщетны. Какие бы подтверждения ни приводили США, их в любом случае окажется недостаточно, чтобы убедить скептиков и рассеять все сомнения с учетом истории вторжения в Ирак в 2003 году под ложным предлогом и возникшей с тех пор региональной и международной поляризации вкупе с динамикой самого сирийского конфликта.
     
  • Удар может стать фактором, сдерживающим дальнейшее применение химического оружия, подать сигнал о том, что в случае рецидива нарушителя ждет еще более жестокое наказание, и это само по себе было бы большим достижением. Однако если режим окажется в ситуации борьбы за выживание, эти аргументы перестанут быть вескими. Кроме того, часть оппозиции может не устоять перед искушением применить подобное оружие, а затем возложить ответственность на режим — именно для того чтобы спровоцировать дальнейшее вмешательство США.
     
  • Он может спровоцировать эскалацию насилия в Сирии: режим начнет мстить повстанцам и жителям контролируемых ими районов, а оппозиция — пользоваться случаем для достижения собственных целей.
     
  • Крупномасштабная региональная или международная эскалация (акции возмездия со стороны режима, Ирана или «Хезболлы», преимущественно в адрес Израиля) возможна, но маловероятна с учетом имеющихся рисков, хотя это будет зависеть от масштаба военного вмешательства.
     
  • Военные действия, которые, как утверждают США, не будут иметь целью свержение режима, возможно, не окажут длительного влияния на расстановку сил на местах. Режим же одержит пропагандистскую победу, заявляя, что устоял против США, и продолжая настраивать общественное мнение внутри страны и в регионе против запада и империализма.

В конечном итоге принципиальный вопрос о возможном военном ударе заключается в том, получится ли после него вернуться к дипломатическим усилиям по разрешению конфликта. По мнению хорошо информированных источников, не получится: вряд ли режим и его союзники захотят садиться за стол переговоров с США после вторжения, которое они считают незаконным и нелегитимным. В теории хорошо было бы тщательно рассчитать удар таким образом, чтобы заставить режим переоценить ситуацию, при этом, не подтолкнув его к акциям возмездия и не создав препятствий для дипломатов. На практике такое почти невозможно.

Независимо от того, станут ли США наносить военный удар, им, прежде всего, нужно стремиться к тому, чтобы повысить шансы на дипломатический успех. Для этого вместо усугубления затянувшегося конфликта, возможность эскалации которого, похоже, безгранична, требуются усилия по двум направлениям, которые не прикладывались до сих пор: разработка реалистичного компромиссного политического предложения, а также содержательные переговоры с Россией и Ираном, чтобы понять, в чем заключаются их интересы.

С этой точки зрения, США должны представить — а союзники Сирии должны серьезно и конструктивно рассмотреть — предложение, состоящее из следующих элементов:

  • Необходимо прекратить войну. Никто не заинтересован в эскалации конфликта, нестабильности региона и втягивании других стран, которые неизбежны в случае ее продолжения
     
  • Есть только один выход из ситуации — политический. Для этого потребуются серьезные уступки и снижение требований всех сторон. Единственно возможное долгосрочное решение — компромисс, который обеспечит учет интересов всех граждан Сирии и, скорее, отразит, а не поменяет стратегический баланс сил в регионе.
     
  • Сирийский кризис предоставляет важную возможность проверить, насколько США и Исламская Республика Иран способны совместно разрешать региональные проблемы с целью восстановления стабильности.
     
  • Устойчивое политическое разрешение ситуации в Сирии не может заключаться в том, что нынешнее руководство страны бессрочно останется у власти. Однако в остальном США могут проявлять гибкость касательно сроков и конкретных условий.
     
  • США больше всего хотели бы избежать коллапса сирийского государства и политического вакуума, к которому он приведет. Поэтому необходимо выстраивать переход власти на основе имеющихся институтов, а не заменять их. Прежде всего, это касается армии.
     
  • Главная задача — сделать так, чтобы ни одна часть сирийского общества не стала объектом возмездия, дискриминации или маргинализации в контексте достигнутого соглашения.

За таким предложением должны последовать новые усилия со стороны спецпредставителя ООН и Лиги арабских государств Лахдара Брахими и скорейший созыв конференции «Женева-2».

Обсуждение возможного удара, его целесообразности, желательного масштаба, правомерности в отсутствие санкции Совета Безопасности ООН заслонило то, что действительно должно быть в центре внимания международной общественности: как вернуться к активному поиску путей политического урегулирования. Оставив в стороне вопросы правомерности, всякое военное вмешательство необходимо рассматривать с позиции того, насколько оно приблизит или, наоборот, отдалит достижение этой цели.

Брюссель

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.