Референдум в Черногории
Референдум в Черногории
Table of Contents
  1. Overview
Briefing 42

Референдум в Черногории

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКИЙ ОБЗОР

Несмотря на некоторые препятствия, которые нужно еще преодолеть, победа с очень небольшим перевесом на референдуме о независимости, состоявшемся 21 мая 2006 г. в Черногории, надо полагать, должна скорее укрепить, нежели ослабить, стабильность в регионе Западных Балкан. Пока еще старые политические установки Европейского Союза (ЕС) по сохранению сообщества Сербии и Черногории продолжают действовать, но теперь в интересах ЕС приветствовать появление нового государства и ускорить его вступление в международные институты. Подгорица все еще сталкивается с серьезными проблемами, связанными с переходным периодом, но ни одна из них не должна отразиться на стабильности в регионе, и все они могут быть решены по мере продвижения страны к членству в ЕС в рамках Процесса стабилизации и ассоциирования (ПСА). Учитывая позитивную международную реакцию на референдум, Черногория может рассчитывать на то, чтобы стать "неинтересной" страной, продвигающейся к интеграции в Европу. Однако следует убедить оппозиционные движения внутри страны и Белград не отказываться от обязательств, принятых ими перед ЕС о признании ими результатов референдума, чтобы в противном случае, по мере приближения решения вопроса о статусе Косова, в регионе не возник новый очаг нестабильности.

Официальный Белград проявил двойственную реакцию. Так, президент Борис Тадич, прореагировал положительно и посетил Черногорию, в то время как премьер-министр Воислав Коштуница и националисты возмущаются и протестуют. Часть оппозиционных сторонников Государственного Сообщества в Черногории при поддержке националистических кругов в правительстве Сербии публично отказывается от своих обязательств перед ЕС, хотя, быть может, это всего лишь позирование перед публикой накануне следующего круга парламентских выборов в конце 2006 г. Белградские средства массовой информации нагнетают атмосферу, которая затруднит обладателям реальной власти в Сербии выполнение своих обещаний, данных перед референдумом. Многие сербские политические деятели выглядят обескураженными: этот отказ братьев-сербов от реализации мечты о государстве для всех сербов должен послужить звонком для пробуждения представителей политической элиты, но многие из них с трудом свыкаются с новой реальностью, что Сербия теперь также является независимой страной. Некоторые представители националистических кругов Сербии, наряду с премьер-министром Республики Сербской Милорадом Додичем, позволяют себе несдержанные высказывания о проведении аналогичного референдума в Республике Сербской в Боснии, рассматривая это как компенсацию за потерю Косова. И так же, как в случае с оппозицией в Черногории, время покажет, является ли это чем-либо большим, нежели [обычной] риторикой в связи с предстоящими в этом году выборами.

Правительство меньшинства в Сербии продолжает демонстрировать, что оно не понимает международную обстановку, в которой ему приходится действовать и его возможности недостаточны, чтобы предпринять заметные усилия в условиях приближения момента определения статуса Косова. У правительства страны не было плана на случай непредвиденных обстоятельств в связи с провозглашением независимости, и оно должно теперь конституироваться, принять новые нормативные акты, создать новые министерства, изменить государственное устройство и, возможно, принять новую конституцию. При этом ему нужно будет заручиться поддержкой приобретающей все большее влияние Сербской Радикальной партии (СРП) и Социалистической партии Сербии (СПС), чей голос слышен все громче. Однако премьер-министр Воислав Коштуница, вероятно, останется у власти, несмотря на явную слабость его правительства, поскольку ни одна оппозиционная партия не хочет быть у власти в тот момент, когда Сербия потеряет Косово, что произойдет, по всей видимости, в конце 2006 г.

В более широком региональном масштабе независимость Черногории, вероятно, приведет к быстрому решению старого пятнадцатилетнего территориального спора между Хорватией и Сербией (о полуострове Превлака), и будет способствовать региональному сотрудничеству между Хорватией, Албанией, Словенией, Косовым, Македонией и Боснией. После получения Черногорией независимости международному сообществу будет затруднительно отказать косовским албанцам в праве на достижение аналогичного результата. Однако процесс проведения референдума в Черногории вряд ли может послужить моделью для Косова (или какого-нибудь иного региона), кроме очень маловероятного сценария предварительного подкупа избирателей Белградом, косовскими сербами и Приштиной, как это имело место с соответствующими действующими лицами референдума в Черногории.

Подгорица/Белград/Брюссель, 30 мая 2006 г.

I. Overview

Although there are some shoals still to be navigated, the narrow pro-independence victory in Montenegro’s 21 May 2006 referendum should, on balance, increase rather than diminish stability in the western Balkans. It is in the interest of the European Union (EU), now that its previous policy of keeping Serbia and Montenegro together has run its course, to welcome the new state and speed its accession to international institutions. Podgorica still faces significant challenges associated with transition, but none should affect regional stability, and all can be resolved as the country moves forward with the Stabilisation and Association process towards EU membership. Given the positive international response to the referendum, Montenegro can aspire to becoming a “boring” country moving toward integration with Europe. But its opposition, and Belgrade, need to be persuaded not to renege on their commitments to the EU to accept the referendum result, lest this generate new uncertainties in the region as a Kosovo status decision approaches.

Official Belgrade has sent mixed signals, with President Boris Tadic reacting positively and visiting Montenegro, while Premier Vojislav Kostunica and the nationalists pout and protest. Part of Montenegro’s unionist opposition – with the backing of nationalist circles in Serbia’s government – is publicly backing away from its pledge to the EU, although this may yet prove to be nothing more than posturing before the next round of parliamentary elections late in 2006. The Belgrade media is creating an atmosphere that will make it difficult for those who wield real power in Serbia to honour their pre-referendum promises. Many Serbian politicians appear shell-shocked: this rebuff by fellow Serbs of the dream of all Serbs living in one state should be a wake-up call for the political elite, but many are having difficulty adjusting to the new reality that Serbia, too, is now independent. Some in nationalist circles in Serbia, along with Republika Srpska Premier Milorad Dodik, are indulging in loose talk about holding a similar referendum in Bosnia’s Republika Srpska as compensation for the loss of Kosovo, and – as with the opposition in Montenegro – it remains to be seen whether this is more than election year rhetoric.

Serbia’s minority government continues to demonstrate that it does not understand the international environment in which it must operate and that it lacks the capacity to deal sensibly with impending Kosovo decisions. The government lacked a contingency plan for independence and must now reconstitute itself, pass new governing statutes, add ministries, redefine the state and possibly create a new constitution, all while relying on the increasingly powerful Serbian Radical Party (SRS) and vocal Socialist Party of Serbia (SPS) for support. However, Prime Minister Vojislav Kostunica is likely to stay in power, despite his government’s visible weakness, as no opposition party wants to be in office when Serbia loses Kosovo, probably at the end of 2006.

In the broader region, Montenegrin independence will probably lead to the rapid resolution of a fifteen-year old territorial dispute between Croatia and Serbia (Prevlaka peninsula), and increased regional cooperation with Croatia, Albania, Slovenia, Kosovo, Macedonia and Bosnia. Montenegrin independence makes it more difficult for the international community to deny Albanians a similar outcome in Kosovo. However, the Montenegrin referendum process is unlikely to serve as a model for Kosovo (or anywhere else), except in the highly improbable circumstances of an advance buy-in from Belgrade, the Kosovo Serbs and Pristina, mirroring that of the relevant players before the Montenegrin referendum.

Podgorica/Belgrade/Brussels, 30 May 2006

More for you

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.