icon caret Arrow Down Arrow Left Arrow Right Arrow Up Line Camera icon set icon set Ellipsis icon set Facebook Favorite Globe Hamburger List Mail Map Marker Map Microphone Minus PDF Play Print RSS Search Share Trash Crisiswatch Alerts and Trends Box - 1080/761 Copy Twitter Video Camera  copyview Youtube
Как выбраться из тупика в Нагорном Карабахе
Как выбраться из тупика в Нагорном Карабахе
Ruined houses at the entrance to Kubatly town. All rights reserved
Report 255 / Europe & Central Asia

Как выбраться из тупика в Нагорном Карабахе

Если поспешить, Армении и Азербайджану удастся вырваться из многолетнего застоя в отношениях, связанного со спорным регионом Нагорного Карабаха. Без лишнего шума им следовало бы начать переговоры по самым острым вопросам – поселениям, миротворцам и окончательному статусу. Но обсуждать их следует по-отдельности, без привязки друг к другу.   

 

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

Основные положения

Армения и Азербайджан рискуют упустить открывшуюся перед ними скромную возможность вернуть на повестку дня переговоры о судьбе отколовшегося региона – Нагорного Карабаха. Если так произойдет, Баку и Ереван могут не только свести на нет свои недавние достижения, но и предать мирный процесс забвению на неопределенное время. Чтобы этого не случилось, им следует начать предпринимать скорые шаги. Они могут открыть диалог по основным спорным вопросам: будущему прилегающих к Нагорному Карабаху территорий, ставших домом для армянских поселенцев; потенциальной роли международной миротворческой миссии; а главное – о статусе Нагорного Карабаха. Такие меры как временная остановка строительства новых поселений на прилегающих территориях в обмен на отказ Азербайджана от использования международных правовых инструментов или введения новых санкций, могут помочь смягчить ситуацию и возобновить диалог по остальным ключевым спорным вопросам. Что касается вопроса миротворцев, созданная с этой целью Группа планирования высокого уровня при Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ГПВУ ОБСЕ), может заново рассмотреть возможные варианты развертывания международной миссии. Стороны очень далеки друг от друга по вопросу статуса Нагорного Карабаха, но неофициальный переговорный процесс по этой теме все же может оказаться полезным.

А в начале 2019 года прогресс в переговорном процессе казался очевидным. Новое правительство в Ереване заявило о готовности искать компромиссное решение. Казалось, что и Баку более открыт к поиску путей разрешения конфликта. Это помогло хоть немного улучшить отношения, которые остаются обостренными со времен войны в 1992-1994 годах, но особенно усугубились после военных столкновений в 2016 году, унесших жизни сотен людей. Возобновилось взаимодействие дипломатов, что позволило снизить накал и создать благоприятную среду для переговоров. Власти Армении и Азербайджана согласились на запуск гуманитарных проектов вдоль линий фронта, поддержали обмен делегациями журналистов и позволили родственникам навещать заключенных.

Однако это сближение по сути не привело к возобновлению мирных переговоров. Процесс обсуждения ключевых разногласий, связанных с будущим Нагорного Карабаха, уже более десяти лет находится в подвешенном состоянии. Годы разобщенности привели к ужесточению позиций: Ереван, Баку и де-факто власти в столице Нагорного Карабаха Степанакерте продолжают выдвигать бескомпромиссные требования относительно окончательной судьбы спорного региона. В добавок к этому, с недавнего времени армяно-азербай­джанские отношения вновь охладились после того, как лидеры обеих стран поочередно высказали друг другу претензии по поводу Нагорного Карабаха, что другая сторона расценила как провокацию. Если стороны не воспользуются наработками 2019 года, период относительного затишья вдоль линий фронта может подойти к концу.

Новые попытки найти компромисс могут помочь предупредить возможность очередного противостояния. А именно, стороны могут вернуться к трем вопросам, по поводу которых они не могут договориться со времен войны 1992-1994 годов. Первый вопрос касается судьбы территорий, прилегающих к Нагорному Карабаху. Во время войны азербайджанское население было вынуждено оставить эти территории. Там обосновались поселенцы, преимущественно из числа тех армян, которым пришлось покинуть свои дома в Азербайджане. На сегодняшний день Степанакерт осуществляет контроль над этой местностью и финансирует поселения, которые уже успели разрастись почти по всей территории между Арменией и Нагорным Карабахом. Поселения вносят значительный вклад в экономику отколовшегося региона, преимущественно благодаря процветающей сельскохозяйственной отрасли. У них прочные связи с новым домом и общиной, которые им пришлось самостоятельно создавать с нуля. Крайне сложно найти решение, которое бы отвечало интересам как поселенцев, так и тех, кто вынужден был оставить эти места, что предусматривала бы перспектива возвращения этих территорий под контроль Азербайджана.

Один из способов подготовить условия для запуска переговоров состоит в следующем: Армения может попробовать убедить де-факто власти Нагорного Карабаха временно приостановить планы по созданию новых поселений в обмен на временный отказ Азербайджана от выдвижения исков в международные суды по вопросу о поселениях и введения очередных санкций. Ереван утверждает, что все решения о расширении поселений находятся в руках Степанакерта. Однако в действительности Армения имеет значительное влияние, выступая главным гарантом безопасности Нагорного Карабаха. Кроме этого, она обеспечивает около половины бюджета непризнанной республики и является основным рынком сбыта карабахской продукции. В свою очередь Баку, скорее всего, будет выступать против подобных взаимовыгодных шагов, опасаясь, что временный отказ от правовых мер в обмен на временное замораживание строительства поселений может создать впечатление, что Азербайджан готов принять факт уже существующих поселений. Это может выглядеть тем более невыгодным на фоне растущей уверенности в увеличивающейся поддержке позиции Баку со стороны международного сообщества. Вопреки таким представлениям, Баку может пойти на временный отказ от новых санкций и правовых мер, при этом публично озвучив свое мнение о том, что поселения незаконны с точки зрения международного права. Тем самым Баку даст понять, что продолжает выступать против дальнейшего существования имеющихся поселений.

Второй вопрос касается состава и мандата возможной международной миссии миротворцев или наблюдателей. Такая миссия может помочь свести к минимуму риск насилия, создать условия для потенциального заключения мирного соглашения, контролировать или обеспечивать осуществление такого соглашения, когда таковое будет достигнуто. Хотя с 1994 года предложения на этот счет время от времени озвучивались, в частности со стороны России, миссия так и не была развернута. Обе стороны продолжают неодобрительно относиться к перспективе проведения военной операции или миссии, где российские силы будут иметь преимущество перед другими участниками. ГПВУ ОБСЕ была основана в 199о-х годах, чтобы подготовить план миссии, но из-за отсутствия прогресса в процессе переговоров ее работа не увенчалась успехом. При поддержке сторон конфликта ОБСЕ могла бы активизировать деятельность группы и предоставить ей специальный ограниченный по времени (например, год) мандат для разработки нескольких новых вариантов миссии. Подготовленные предложения могли бы в дальнейшем послужить основой обсуждения миссии сторонами конфликта.

Последняя проблема заключается в притязаниях Нагорного Карабаха на независимость. Это главный и самый трудноразрешимый вопрос. Армения и Степанакерт настаивают на статусе независимого государства. Баку в лучшем случае готов предложить Нагорному Карабаху самоуправление в рамках Азербайджана. Хотя у сторон и мало общего по этому вопросу, можно все же увидеть небольшие признаки прогресса. Высокопоставленные чиновники в Азербайджане стали размышлять, что будет заключать в себе автономия этого региона и каким образом можно провести референдум о статусе. Идеи Азербайджана по-прежнему очень далеки от того, на что может пойти Ереван или Степанакерт; вдобавок они не полностью отражают сегодняшние реалии жизни и системы управления в Нагорном Карабахе. Однако эти идеи могут послужить отправной точкой для начала переговоров. Учитывая деликатность вопроса и степень различия мнений, вероятнее всего будет лучше не привлекать к переговорам большого внимания и вести их в полуформальной обстановке.

Предыдущие попытки перезапустить переговорный процесс по большей части не увенчались успехом из-за разногласий и недоверия сторон. Но важную роль сыграло и то обстоятельство, что три ключевых вопроса всегда обсуждались вместе как единый пакет, что, пожалуй, тоже не пошло на пользу. Эти три вопроса связаны между собой, а продвижение по одному из них требует и может способствовать продвижению и по оставшимся. Стороны медленно реагировали на две первые проблемы – поселения и возможная роль международных миротворцев или наблюдателей – из опасений, что это может повлиять на будущие обсуждения третьего вопрос – статуса Нагорного Карабаха. Чтобы преодолеть это препятствие, стороны могут договориться , что любое достигнутое соглашение не будет наносить ущерб переговорам по другим вопросам.

Прямые переговоры между сторонами неизбежно влекут за собой риски. Они могут продемонстрировать уровень разрыва в позициях двух сторон, таким образом подогревая неприязнь и, возможно, сводя на нет достижения последних месяцев. Но годы продолжительного застоя еще более затруднили поиски возможных решений и сильнее изолировали армян и азербайджанцев друг от друга. Чем больше пройдет времени, чем сильнее существующие установки закрепятся на местах, тем труднее будет их пересмотреть, и тем серьезней будет риск войны. Переговоры могут усугубить ситуацию, но их отсутствие гарантированно приведет к такому исходу. Вернуться за стол переговоров будет трудно, но это единственное, что могут сделать Армения и Азербайджан, чтобы начать выбираться из тупика.

Баку/Ереван/Степанакерт/Тбилиси/Брюссель, 20 декабря 2019 г.