Report 176

Абхазия сегодня

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Конфликт из-за Абхазии, расположенной между Черным морем и Кавказскими горами, не затухает со времен вооруженных столкновений 1992-1993 гг. Признанная международным сообществом частью Грузии и основательно разрушенная, Абхазия, половина довоенного населения которой насильственно перемещено, создает институты независимого государства. Несмотря на переговоры при посредничестве ООН, за двенадцать лет, прошедших с момента прекращения огня, стороны так и не приблизились к урегулированию конфликта.

Напряженность возросла в июле 2006 года, когда в результате силовой операции грузинской полиции от незаконных формирований было освобождена верхняя часть Кодорского ущелья – часть Абхазии, не контролируемая де-факто правительством в Сухуми. С тех пор процесс грузино-абхазских переговоров приостановлен. В то время как Грузия заявляет о своей приверженности мирному урегулированию конфликта, в 2005 году рост ее военного бюджета в пропорциональном отношении составил больше, чем рост бюджета любой другой страны в мире. Воинственные заявления отдельных официальных лиц также не способствуют доверию. Грузия настаивает на том, что проблема заключается в России, которая оказывает Абхазии поддержку в рамках своей все более активной политики в регионе.

Абхазы добиваются независимости, заявляя, что имеют необходимые для государства демократическое правительство, верховенство закона, оборонный потенциал и экономику. За прошедшее десятилетие были сделаны шаги к нормализации обстановки. Первый тур президентских выборов 2004 года обеспечил реальную конкурентную борьбу и предоставил избирателям возможность выбора. Тем не менее, споры по поводу результатов выборов и вмешательство Москвы, включая закрытие границы, привели к договоренности о разделе власти между двумя основными соперниками. Население состоит из абхазов, армян, русских и этнических грузин. Грузины, проживающие преимущественно в одном районе (Гали), составляют по крайней мере одну четвертую сегодняшнего населения. Однако более 200 тысяч грузин по-прежнему вынужденно проживают в собственно Грузии и не имеют возможности участвовать в жизни родного края.

Грузия воспринимает неразрешенный конфликт как вызов процессу государственного строительства и препятствие в упрочении государственной безопасности и демократических институтов, экономическом развитии и региональной интеграции. Большое количество внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) является тяжелым политическим, экономическим и психологическим бременем для страны. Более десяти лет Тбилиси не проводил интеграционной политики, взамен полагаясь на краткосрочные антикризисные решения. Несмотря на то, что в настоящее время разрабатывается государственная стратегия по интеграции ВПЛ, перемещенные лица являются беднейшей частью грузинского общества. Они разочарованы неспособностью правительства выполнить свои обещания либо вернуть их домой, либо предоставить лучшие условия жизни в Грузии, однако при этом мало способны к политической мобилизации.

Данный отчет содержит обзор причин конфликта, ситуации в Абхазии и реформ, относящимся к ВПЛ-грузинам. В следующем отчете будет представлена оценка переговорных и миротворческих механизмов и конкретные рекомендации в отношении мер по урегулированию конфликта.

Тбилиси/Брюссель, 15 сентября 2006 г.

Executive Summary

Conflict over Abkhazia, squeezed between the Black Sea and the Caucasus mountains, has festered since the 1992-1993 fighting. Internationally recognised as part of Georgia and largely destroyed, with half the pre-war population forcibly displaced, Abkhazia is establishing the institutions of an independent state. In twelve years since the ceasefire, the sides have come no closer to a settlement despite ongoing UN-mediated negotiations.

Tensions rose in July 2006 when a forceful Georgian police operation cleaned a renegade militia out of upper Kodori Gorge, the one part of pre-war Abkhazia not controlled by the de facto government in Sukhumi. Since then Georgian-Abkhaz negotiations have been frozen. While Georgia asserts that it is committed to a peaceful resolution of the conflict, its military budget rose in 2005 at a rate higher than any other country in the world. Bellicose statements by some officials do not increase confidence. Georgia insists that the problem is Russia, whose increasingly assertive policy in the region includes support for Abkhazia.

Abkhaz seek independence, arguing that they have a democratic government, rule of law, defence capabilities, and economy worthy of a state. In the past decade they have made strides to re-establish a sense of normality. The first round of the 2004 presidential election offered voters a choice and a genuine contest. Yet disputes over the result and Moscow’s intervention, including closing the border, led to a power sharing arrangement between the two top contenders. The entity’s population includes Abkhaz, Armenians, Russians and ethnic Georgians. The latter, who live primarily in one district (Gali), represent at least a quarter of today’s residents. But over 200,000 remain displaced in Georgia proper, unable to participate in life in their homeland.

For Georgia the unresolved conflict is an affront to its state building project, impeding the consolidation of national security, democratic institutions, economic development and regional integration. The many internally displaced persons (IDPs) impose heavy political, economic and psychological burdens. For over a decade, Tbilisi had no integration policy, relying instead on short-term, emergency solutions. Although a national integration strategy for IDPs is now being drafted, the displaced are the poorest section of Georgian society. They are disappointed by the government’s failure to keep its promises of returning them to their homes, or provide a better life for them in Georgia, yet have little capacity to mobilise politically.

This report looks at the causes of conflict, conditions in Abkhazia and reforms affecting Georgian IDPs. A subsequent report will assess the negotiation and peacekeeping mechanisms, with specific recommendations on what should be done to facilitate resolution.

Tbilisi/Brussels, 15 September 2006

More for you

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.