НЕЯСНОЕ Будущее Молдовы
НЕЯСНОЕ Будущее Молдовы
Table of Contents
  1. Executive Summary
In Search Of A Solution
In Search Of A Solution
Report 175 / Europe & Central Asia

НЕЯСНОЕ Будущее Молдовы

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

В связи с тем, что, 2007 г. Румыния собирается стать членом Европейского Союза, у ЕС появится общая граница с Молдовой, - слабым государством, которое расколото конфликтом, поражено коррупцией и организованной преступностью. Руководство Молдовы объявило о своем желании присоединиться к ЕС, но его приверженность европейским ценностям под вопросом и усилия, направленные на урегулирование спора Молдовы с отколовшимся регионом Приднестровья не позволили найти выход из безвыходного положения, которое сохранялется на протяжении последних пятнадцати лет. Молодежь мало верит в будущее государства и покидает страну угрожающими темпами. Если Молдова рассчитывает стать устойчивой частью периферии ЕС, то она должна намного активнее участвовать в международном сотрудничестве не только в целях урегулирования конфликта, но также и для активизации внутренних реформ, чтобы повысить привлекательность страны для своих граждан.

Две недавних инициативы ЕС и Украины пробудили надежду, что баланс сил, вовлеченных в конфликт, существенно изменился. Миссия ЕС по оказанию помощи в мониторинге молдавско-украинской границы (EUBAM), начавшая свою работу в конце 2005 г., помогла обуздать на приднестровском участке границы Молдовы-Украины контрабанду, - основной источник дохода властей Тирасполя, столицы Приднестровья. В то же самое время ужесточение Киевом таможенного режима, осуществленное с целью помочь Молдове регулировать экспорт Приднестровья, уменьшило возможности отколовшегося региона заниматься предпринимательством без контроля со стороны Молдовы и нанесло [ему] сильный психологический удар.

Но рассчитывать на то, что эти меры в конечном итоге вынудят Приднестровье пойти на дипломатические уступки, по-видимому, будет неправильно. Хотя миссия EUBAM и достигла значительного успеха, особенно с учетом ее небольшого размера и бюджета, контрабанда остается широко распространенной. При этом ужесточение таможенного режима со стороны Украины не возымело решающего воздействия на состояние экономики Приднестровья, для которой является выгодной и легальная торговля, как это было и в прошлом. Кроме того, неопределенность политической ситуации внутри страны поднимает вопросы о том, будет ли Киев продолжать обеспечивать соблюдение новых требований. 

Россия усилила свою поддержку Приднестровья, направив ему экономическую помощь и применив против Молдовы карательные меры, включая установление жесткого запрета на экспорт вина, одну из главных статей дохода страны. Москва отказывается выводить войска, дислоцированные в Приднестровье начиная с советских времен, чье присутствие позволяет сохранять статус-кво. При поддержке России у приднестровского лидера Игоря Смирнова нет достаточных стимулов к поиску компромисса, тем более, учитывая его стремление к независимости. Переговоры, ведущиеся между этими двумя сторонами на международном уровне, не достигли результатов, несмотря на участие в них с 2005 г. в качестве наблюдателей ЕС и США. Хотя и удалось достичь некоторого понимания о степени автономии Приднестровья, необходимой для обеспечения урегулирования, Молдова ужесточила свою позицию, которая стала такой же непримиримой, как и позиция Приднестровья.

При отсутствии возможности смягчить позицию России, наилучшая возможность продвижения к устойчивому урегулированию заключена в убеждении деловых кругов Приднестровья в том, что сотрудничество с Молдовой отвечает их собственным интересам. Имеются свидетельства того, что некоторые деловые лидеры недовольны Смирновым, и у них может появиться желание найти точки соприкосновения с Кишиневом. 

Однако для того, чтобы это произошло, и приднестровцы и молдаване должны поверить в экономическое будущее страны. Деловой климат в стране является неблагоприятным, объем иностранных инвестиций низок, и ВВП на душу населения близок к уровню Судана. Правительство коммунистической партии, возглавляемое Владимиром Ворониным, не продемонстрировало большой заинтересованности в искоренении коррупции и улучшении делового климата, и его политика по отношению к Приднестровью, по-видимому, в большей степени базируется на легковесной риторике, нежели активных действиях. Относительно недавнее стремление Молдовы к проведению ориентированной на Запад политики скорее носит оппортунистический характер и не имеет глубоких корней.

У ЕС есть возможность сыграть бóльшую роль в принуждении Молдовы к проведению реформ; Евросоюз может также оказать ей помощь отменив пошлины на сельскохозяйственную продукцию, включая вино, которое Молдова могла бы потенциально продавать на его рынке, а также на изделия предприятий Приднестровья, такие как сталь и текстиль. Доходы Приднестровья от контрабанды должны быть еще больше ограничены с помощью долговременной помощи пограничным войскам и таможне Украины и Молдовы и продлению мандата EUBAM на несколько лет. Деловые круги Приднестровья должны быть уверены в том, что они смогут с выгодой для себя вести дела в объединенной Молдове, но не менее важно ограничить экономические выгоды от имеющегося сегодня статус-кво.

Однако, даже, если усилия по изменению экономических расчетов окажутся успешными, отсутствие взаимного доверия может оказать неблагоприятное воздействие. Для решения этой проблемы, вероятно, потребуется длительный период установления доверия с помощью политического диалога, прозрачных таможенных правил и торговых отношений, а также мер, направленных на усиление демократизации и обеспечение свободы средств массовой информации с обеих сторон. Могут также потребоваться международные гарантии, чтобы убедить предпринимателей Приднестровья в том, что после достижения урегулирования они не будут лишены своей собственности правительством Молдовы.

Молдова все в большей степени зависит от ЕС и вследствие этого становится восприимчивой к давлению со стороны Брюсселя в отношении проведения реформ, которые повысили бы ее экономическую и политическую привлекательность для своих собственных граждан, включая приднестровцев. Такие реформы должны будут сыграть центральную роль в создании фундамента для урегулирования. США позволяют ЕС играть первую скрипку в отношениях с Молдовой, и ЕС двигался в этом русле – в значительной степени. Но ему необходимо сделать намного больше, при помощи как стимулов, так и давления, если Евросоюз намеревается обеспечить мир и процветание у своих границ и укрепить слабые корни проевропейской политики Молдовы.

Кишинев/Брюссель, 17 августа 2006 г.

Executive Summary

With Romania’s expected entry into the European Union in 2007, the EU will share a border with Moldova, a weak state divided by conflict and plagued by corruption and organised crime. Moldova’s leadership has declared its desire to join the EU, but its commitment to European values is suspect, and efforts to resolve its dispute with the breakaway region of Transdniestria have failed to end a damaging stalemate that has persisted for fifteen years. Young people have little confidence in the country’s future and are leaving at an alarming rate. If Moldova is to become a stable part of the EU’s neighbourhood, there will need to be much greater international engagement, not only in conflict resolution but in spurring domestic reforms to help make the country more attractive to its citizens.

Two recent initiatives by the EU and Ukraine gave rise to hopes that the balance of forces in the separatist dispute had changed significantly. An EU Border Assistance Mission (EUBAM) launched in late 2005 has helped curb smuggling along the Transdniestrian segment of the Moldova-Ukraine frontier, a key source of revenue for the authorities in Tiraspol, the Transdniestrian capital. At the same time, Kiev’s implementation of a landmark customs regime to assist Moldova in regulating Transdniestrian exports has reduced the ability of businesses in the breakaway region to operate without Moldovan oversight, striking a major psychological blow.

But optimism that these measures would ultimately force Transdniestria to make diplomatic concessions appears to have been false. Although EUBAM has had significant success, particularly given its small size and budget, widespread smuggling continues. Nor has the Ukrainian customs regime had a decisive effect on Transdniestrian businesses, which remain capable of profitable legal trade as they were in the past. Moreover, domestic political uncertainty has raised questions about whether Kiev will continue to enforce the new regulations. 

Russia has increased its support for Transdniestria, sending economic aid and taking punitive measures against Moldova, including a crippling ban on wine exports, one of its main revenue sources. Moscow refuses to withdraw troops based in Transdniestria since Soviet times whose presence serves to preserve the status quo. With Russian support, the Transdniestrian leader, Igor Smirnov, has little incentive to compromise in his drive toward independence. The internationally-mediated negotiations between the two parties are going nowhere, despite the presence since 2005 of the EU and U.S. as observers. Although some understanding had been reached about the level of autonomy in a settlement, Moldova has hardened its position to match Transdniestria’s intransigence.

Barring a softening of Russia’s stance, the best chance for moving toward a sustainable settlement is to convince the Transdniestrian business community that cooperating with Moldova is in its own interests. There is evidence that some business leaders are growing frustrated with Smirnov and may be willing to work with Chisinau. 

For this to happen, however, both Transdniestrians and Moldovans will have to believe in the country’s economic future. Its business environment is poor, foreign investment is low, and GDP per capita is on a par with Sudan’s. The Communist Party government, headed by Vladimir Voronin, has shown little will to root out corruption and improve the business climate, and its Transdniestria policy seems based more on easy rhetoric than engagement. Moldova’s relatively new commitment to a Western-oriented policy is opportunistic rather than deep-rooted.

The EU has the leverage to play a greater role in pressuring Moldova to carry out reforms; it can also help by lifting tariffs on agricultural products, including wine, that Moldova could potentially sell in its market, as well as on products from Transdniestrian factories such as steel and textiles. Transdniestria’s smuggling revenue must be further restricted, through long-term assistance to the Ukrainian and Moldovan border and customs services and a multi-year extension of EUBAM’s mandate. The Transdniestrian business community needs confidence it can make money in a united Moldova but it is equally important to limit the economic benefits of the status quo.

Even if efforts to alter the economic calculus are successful, however, the absence of mutual trust will remain debilitating. Addressing this will likely require years of confidence-building, through political dialogue, transparent customs rules and trade relations, and measures to increase democratisation and freedom of the media on both sides. It may also require international guarantees to convince Transdniestrian businesses that they will not be stripped of their assets by the Moldovan government following a settlement.

Moldova is increasingly reliant on the EU and so is vulnerable to pressure from Brussels for reforms that would increase its economic and political attractiveness to its own citizens, including Transdniestrians. These reforms will have to have a central place if the groundwork for a settlement is to be prepared. The U.S. has been content to let the EU lead on Moldova, and the EU has done so – to a degree. But it must do far more with both incentives and pressures if it is to secure peace and prosperity in its neighbourhood and strengthen the weak roots of Moldova’s European policy.

Chisinau/Brussels, 17 August 2006

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.