icon caret Arrow Down Arrow Left Arrow Right Arrow Up Line Camera icon set icon set Ellipsis icon set Facebook Favorite Globe Hamburger List Mail Map Marker Map Microphone Minus PDF Play Print RSS Search Share Trash Crisiswatch Alerts and Trends Box - 1080/761 Copy Twitter Video Camera  copyview Whatsapp Youtube
НЕЯСНОЕ Будущее Молдовы
НЕЯСНОЕ Будущее Молдовы
In Search Of A Solution
In Search Of A Solution
Report 175 / Europe & Central Asia

НЕЯСНОЕ Будущее Молдовы

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

В связи с тем, что, 2007 г. Румыния собирается стать членом Европейского Союза, у ЕС появится общая граница с Молдовой, - слабым государством, которое расколото конфликтом, поражено коррупцией и организованной преступностью. Руководство Молдовы объявило о своем желании присоединиться к ЕС, но его приверженность европейским ценностям под вопросом и усилия, направленные на урегулирование спора Молдовы с отколовшимся регионом Приднестровья не позволили найти выход из безвыходного положения, которое сохранялется на протяжении последних пятнадцати лет. Молодежь мало верит в будущее государства и покидает страну угрожающими темпами. Если Молдова рассчитывает стать устойчивой частью периферии ЕС, то она должна намного активнее участвовать в международном сотрудничестве не только в целях урегулирования конфликта, но также и для активизации внутренних реформ, чтобы повысить привлекательность страны для своих граждан.

Две недавних инициативы ЕС и Украины пробудили надежду, что баланс сил, вовлеченных в конфликт, существенно изменился. Миссия ЕС по оказанию помощи в мониторинге молдавско-украинской границы (EUBAM), начавшая свою работу в конце 2005 г., помогла обуздать на приднестровском участке границы Молдовы-Украины контрабанду, - основной источник дохода властей Тирасполя, столицы Приднестровья. В то же самое время ужесточение Киевом таможенного режима, осуществленное с целью помочь Молдове регулировать экспорт Приднестровья, уменьшило возможности отколовшегося региона заниматься предпринимательством без контроля со стороны Молдовы и нанесло [ему] сильный психологический удар.

Но рассчитывать на то, что эти меры в конечном итоге вынудят Приднестровье пойти на дипломатические уступки, по-видимому, будет неправильно. Хотя миссия EUBAM и достигла значительного успеха, особенно с учетом ее небольшого размера и бюджета, контрабанда остается широко распространенной. При этом ужесточение таможенного режима со стороны Украины не возымело решающего воздействия на состояние экономики Приднестровья, для которой является выгодной и легальная торговля, как это было и в прошлом. Кроме того, неопределенность политической ситуации внутри страны поднимает вопросы о том, будет ли Киев продолжать обеспечивать соблюдение новых требований. 

Россия усилила свою поддержку Приднестровья, направив ему экономическую помощь и применив против Молдовы карательные меры, включая установление жесткого запрета на экспорт вина, одну из главных статей дохода страны. Москва отказывается выводить войска, дислоцированные в Приднестровье начиная с советских времен, чье присутствие позволяет сохранять статус-кво. При поддержке России у приднестровского лидера Игоря Смирнова нет достаточных стимулов к поиску компромисса, тем более, учитывая его стремление к независимости. Переговоры, ведущиеся между этими двумя сторонами на международном уровне, не достигли результатов, несмотря на участие в них с 2005 г. в качестве наблюдателей ЕС и США. Хотя и удалось достичь некоторого понимания о степени автономии Приднестровья, необходимой для обеспечения урегулирования, Молдова ужесточила свою позицию, которая стала такой же непримиримой, как и позиция Приднестровья.

При отсутствии возможности смягчить позицию России, наилучшая возможность продвижения к устойчивому урегулированию заключена в убеждении деловых кругов Приднестровья в том, что сотрудничество с Молдовой отвечает их собственным интересам. Имеются свидетельства того, что некоторые деловые лидеры недовольны Смирновым, и у них может появиться желание найти точки соприкосновения с Кишиневом. 

Однако для того, чтобы это произошло, и приднестровцы и молдаване должны поверить в экономическое будущее страны. Деловой климат в стране является неблагоприятным, объем иностранных инвестиций низок, и ВВП на душу населения близок к уровню Судана. Правительство коммунистической партии, возглавляемое Владимиром Ворониным, не продемонстрировало большой заинтересованности в искоренении коррупции и улучшении делового климата, и его политика по отношению к Приднестровью, по-видимому, в большей степени базируется на легковесной риторике, нежели активных действиях. Относительно недавнее стремление Молдовы к проведению ориентированной на Запад политики скорее носит оппортунистический характер и не имеет глубоких корней.

У ЕС есть возможность сыграть бóльшую роль в принуждении Молдовы к проведению реформ; Евросоюз может также оказать ей помощь отменив пошлины на сельскохозяйственную продукцию, включая вино, которое Молдова могла бы потенциально продавать на его рынке, а также на изделия предприятий Приднестровья, такие как сталь и текстиль. Доходы Приднестровья от контрабанды должны быть еще больше ограничены с помощью долговременной помощи пограничным войскам и таможне Украины и Молдовы и продлению мандата EUBAM на несколько лет. Деловые круги Приднестровья должны быть уверены в том, что они смогут с выгодой для себя вести дела в объединенной Молдове, но не менее важно ограничить экономические выгоды от имеющегося сегодня статус-кво.

Однако, даже, если усилия по изменению экономических расчетов окажутся успешными, отсутствие взаимного доверия может оказать неблагоприятное воздействие. Для решения этой проблемы, вероятно, потребуется длительный период установления доверия с помощью политического диалога, прозрачных таможенных правил и торговых отношений, а также мер, направленных на усиление демократизации и обеспечение свободы средств массовой информации с обеих сторон. Могут также потребоваться международные гарантии, чтобы убедить предпринимателей Приднестровья в том, что после достижения урегулирования они не будут лишены своей собственности правительством Молдовы.

Молдова все в большей степени зависит от ЕС и вследствие этого становится восприимчивой к давлению со стороны Брюсселя в отношении проведения реформ, которые повысили бы ее экономическую и политическую привлекательность для своих собственных граждан, включая приднестровцев. Такие реформы должны будут сыграть центральную роль в создании фундамента для урегулирования. США позволяют ЕС играть первую скрипку в отношениях с Молдовой, и ЕС двигался в этом русле – в значительной степени. Но ему необходимо сделать намного больше, при помощи как стимулов, так и давления, если Евросоюз намеревается обеспечить мир и процветание у своих границ и укрепить слабые корни проевропейской политики Молдовы.

Кишинев/Брюссель, 17 августа 2006 г.

Op-Ed / Europe & Central Asia

In Search Of A Solution

Originally published in IWPR

Moldova is soon to become one of the European Union's newest neighbours. With the expected entry of Romania in 2007, the EU will share a long frontier with the poorest country in Europe, which suffers from an uneasy sense of identity and uncertain borders.

The unrecognised separatist region of Transdniester has been out of the control of Moldova's capital, Chisinau, since 1992 and is essentially a mafia-run fiefdom which survives thanks only to criminal profits and support from certain circles in Russia and Ukraine - and the security presence of the 14th Russian Army.

The region is a prime location for money laundering and the production and illegal export of weapons. Firearms produced in and trafficked from Transdniester are said to lack serial numbers, making them untraceable and therefore ideal for organised crime.

In the current situation, such activities can be conducted in and from Transdniester very easily and with impunity, as international law enforcement bodies are not allowed there, and international governmental and non-governmental organisations are unable to operate normally within its borders.

As a result, it is difficult to provide training for officials or provide expertise on legislation, awareness-raising campaigns and witness protection programmes relating to trafficking issues when the authorities are not recognised internationally and are resistant to international pressure and intervention.

The civil war in Moldova was relatively mild by post-Soviet standards when you consider the Georgian civil war, the Armenian-Azerbaijani war over Nagorny Karabakh, or the decade of implosion in Chechnya. But this does not make a long-term solution any easier to find.

A Russian attempt to break the deadlock, the so-called Kozak Memorandum of November 2003, foundered on two issues: the constitutional set-up of a reunited Moldovan state, and Russia's continued military presence in Transdniester.

Russian officials admitted afterwards that their negotiator Dmitry Kozak - an adviser to President Vladimir Putin - failed to get the necessary buy-in to the plan from Washington and the EU via the existing OSCE negotiating mechanism.

However, the EU's new European Neighbourhood Policy - which is designed to improve stability and security in areas soon to border on the EU following its expansion - has raised expectations in Moldova.

The European Commission will shortly be publishing an Action Plan for the country, which should contain clear benchmarks for the country for development of democracy, rule of law and human rights. After an initial period when Chisinau got a relatively good bill of health on this score, the 2003 local elections and continuing state harassment of journalists and media indicate a worrying trend.

A regime of visa sanctions against the Transdniestrian leadership, imposed in early 2003 in frustration with their failure to move the peace process forward, was intensified in July 2004 in reaction to Tiraspol's harassment of Moldovan-language schools.

Tensions also rose in the divided town of Tighina/Bendery in autumn 2004, when Transdniestrian militia seized control of a vital railway station.

The EU has a clear interest in helping to clean up the serious problems caused by poverty and endemic crime in Moldova, as both threaten to bring even greater problems with Romania's succession in perhaps fewer than three years' time.

And whether or not one believes Chisinau's claims that Transdniestrian arms are flowing to Caucasian rebels, it surely cannot be in Russia's long-term interests to allow the dispute to continue to fester.

At present, international actors are unwilling to invest resources in Moldova; the painful memory of last year's botched Kozak plan lingers.

What is needed is a joint EU-Russia effort to find a solution, in the context of the European Neighbourhood Policy and also of Russian's 1999 commitment to withdraw its troops and equipment from Moldova, and specifically from Transdniestria.

The EU's designated new external relations commissioner, Benita Ferrero-Waldner, has had some experience of the issue from her time as Chair-in-office of the OSCE in 2000.

Perhaps Brussels and Moscow will find the necessary time and energy to resolve this comparatively minor problem soon.