icon caret Arrow Down Arrow Left Arrow Right Arrow Up Line Camera icon set icon set Ellipsis icon set Facebook Favorite Globe Hamburger List Mail Map Marker Map Microphone Minus PDF Play Print RSS Search Share Trash Crisiswatch Alerts and Trends Box - 1080/761 Copy Twitter Video Camera  copyview Youtube
Бунтари без цели: Доверенные России на Востоке Украины
Бунтари без цели: Доверенные России на Востоке Украины
A serviceman walks while guarding an area during grounds of the park ceremony in the separatist-held settlement of Makiivka (Makeyevka) outside Donetsk, Ukraine 22 March 2019. REUTERS/Alexander Ermochenko
Report 254 / Europe & Central Asia

Бунтари без цели: Доверенные России на Востоке Украины

Россия и поддерживаемые ею сепаратисты на востоке Украины расходятся во мнениях и позициях, так как Кремль отказался от идеи аннексировать отколовшиеся республики или признать их независимость. Эти разногласия дарят новому президенту Украины возможность работать с пострадавшим от войны населением востока страны, в частности, ослабив экономическую блокаду.

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

Что нового? Постепенный отказ России от планов признать или присоединить части Восточной Украины привел к разногласиям между Москвой и поддерживаемыми ею сепаратистами в регионе.

Почему это важно? Для Киева, эти расхождения представляют возможность возобновить диалог с населением Восточной Украины. Такие контакты, в свою очередь, могут заложить основу для объединения Украины.

Что нужно делать? Разногласия между Москвой и поддерживаемыми ею сепаратистами должны учитываться в политике нового украинского президента Владимира Зеленского. Киеву нужно пытаться наладить отношения с населением сепаратистских территорий при помощи ослабления экономической блокады и более активной работы с населением.

Основные факты и выводы

К весне 2019 года прошло пять лет с тех пор, как действующие при поддержке России боевики захватили правительственные здания в двух центрах восточной Украины и объявили о создании независимых Донецкой и Луганской народных республик (ДНР/ЛНР). Последовавший за этим конфликт, унесший более 13 000 жизней, продолжает тлеть, так как ни украинское, ни российское правительство не готовы предпринять решительные шаги для его окончания. В связи с тем, что Россия дистанцировалась, не желая ни аннексировать республики, как это было с Крымом, ни признать их независимость, многие сепаратисты разошлись во мнениях  с Кремлем. Со своей стороны широкие слои населения чувствуют себя брошенными как Киевом, так и Москвой. С появлением нового президента у Киева есть возможность определить свою линию поведения, основанную на этой реальности, согласованную с Минскими соглашениями 2014 и 2015 гг, предлагающими дорожную карту для окончания конфликта, и также отвечающую местным и всеукраинским потребностям в области безопасности. Этот курс должен подготовить почву для воссоединения этих территорий с Украиной и восстановления коммуникаций с их жителями, включая ослабление экономической блокады, из-за которой они живут в бедности и изоляции.

     Все эти годы Украина и её западные покровители привычно реагируют на вторжение России в восточно-Украинский регион, известный как Донбасс, через политические меры и риторику, трактующие конфликт как происходящий исключительно между Киевом и Москвой. Украинские лидеры зачастую используют формулировки, намекающие на то, что боевики, политические лидеры и население восточной Украины являются чуждыми остальному населению страны, и объединяют всех троих с российскими силами. Ни агрессия России, ни её значительный контроль над руководством де факто республик не вызывают никаких сомнений. Однако если рассматривать Донбасс исключительно как оккупированную Россией территорию, можно упустить из виду важные обстоятельства на местах.

     Если в 2014 году цели Москвы в Донбассе совпадали с целями повстанцев, которым она оказывала помощь, так как Кремль поддерживал сепаратистский проект, с тех пор их устремления разошлись в разные стороны. В связи с тем, что Москва потеряла интерес к дополнительным территориям Украины, её расчеты изменились. В краткосрочной перспективе Россия помогает обеспечить контроль ДНР/ЛНР над захваченными территориями, в основном для того, чтобы сохранять рычаги влияния над Украиной, но также и из-за страха расправ, которые могут произойти, если украинские силы и отряды ополчения войдут в контролируемые сепаратистами области. В более долгосрочной перспективе Россия стремится, чтобы воссоединение востока с Украиной не обошлось бы сепаратистам слишком дорого и оказалось бы благоприятным для Москвы – говоря другими словами, она хочет, чтобы Донбасс получил значительную автономию или особый статус. Вторые Минские соглашения в немалой степени зафиксировали эти цели. В то время как этот новый подход соответствовал планам Москвы, лидеры де факто республик хотели другого. В действительности же многие из тех, кто продолжают воевать против украинских сил в Донбассе, по-прежнему добиваются протектората России, даже при том, что Москва к этой идее относится без особого энтузиазма.

     Отказ Москвы от планов аннексировать территорию или признать её независимость привел к расколу в сепаратистском движении на востоке Украины. Тем временем, изменения в руководстве ДНР/ЛНР укрепили контроль Москвы над теми, кто управляет этими областями, одновременно удалив из власти ряд людей, имевших хоть какую-то поддержку народных масс. Результатом стало существование на востоке трех различных групп: доверенное руководство, которое финансово и политически зависимо от Москвы, но не имеет ни четких политических целей, ни собственной поддержки на местах; идеологические сепаратисты, чьи надежды на присоединение к России были разбиты в пух и прах; и большинство населения, уставшее от войны и разочарованное видимым равнодушием и Киева, и Москвы.

     Принимая во внимание появление в Киеве нового правительства, подобное развитие событий дарит новые возможности. Осознавая, что мнения о происходящем в ДНР/ЛНР далеки от единообразия, президент Владимир Зеленский мог бы начать восстанавливать отношения Киева с истерзанным войной регионом. У него есть масса причин, чтобы сделать это. Лишь улучшив отношения, украинский лидер может надеяться убедить жителей этих регионов, что Киев желает им добра, что является обязательной отправной точкой для реинтеграции этих областей в политическое пространство Украины. Растущие разногласия между Москвой, изначальными сепаратистами и населением Донбасса также означают, что хотя сделка с Кремлем является предпосылкой для мира в Донбассе, её может быть недостаточно. Российские доверенные, находящиеся у власти в ДНР/ЛНР, вероятно, должны будут согласиться на всё, что одобрит Россия, однако могут столкнуться с недовольством уже обозленного населения, включая сепаратистов, которые могут отказаться сложить оружие. Кроме того, улучшение отношений с населением Донбасса потенциально может укрепить позицию Киева в переговорах с Москвой.

     Выстраивание подобных связей будет непростым, учитывая недоверие и злость, которые жители ДНР/ЛНР ощущают в отношении Киева, а Киев – в отношении сепаратистов и людей, живущих на контролируемых ими территориях. Кроме того, у Киева нет очевидных собеседников: зависимость руководителей ДНР/ЛНР от Москвы указывает на то, что самостоятельно они мало, что могут сделать.

     Однако в Донбассе есть люди, пользующиеся уважением среди местного населения, недовольные статусом кво и открытые диалогу по поводу будущего этого региона. Некоторые из них были сторонниками сепаратизма, но с тех пор разочаровались в нем. Другие общественные деятели завоевали свой авторитет в последние годы. Среди них есть и несколько женщин, что важно в этой среде, где господствуют мужчины. Даже если украинское правительство не решится взаимодействовать напрямую, президент Зеленский может предпринять шаги для восстановления доверия, облегчения контактов и обеспечения фундамента для будущих переговоров. Этими шагами может стать, например, ослабление экономической блокады, а также содействие социальным, экономическим и общественным контактам через линии фронта. Киеву также следует предпринять шаги, чтобы обеспечить местным жителям доступ к их пенсиям и снять ограничения на официальное использование русского языка на местном уровне.

     Разрешение конфликта в Донбассе требует, чтобы и Россия, и Украина полностью выполнили Минские соглашения или нашли другой способ продвинуться вперед. Хотя стороны в принципе согласились с тем, что должно произойти в соответствии с этими соглашениями, каждая из них настаивает на том, что другая сторона должна сделать первый шаг: Россия хочет, чтобы Украина предложила Донбассу автономию; Украина хочет, чтобы Россия прекратила свое военное участие и обеспечила разоружение сил, которые она поддерживает. Но даже если Москва и Киев придут к согласию по поводу первоначальных действий, перед Украиной стоит дополнительная задача. Воссоединение с контролируемыми сепаратистами областями потребует от Киева убедить людей, проживающих на этих территориях, в том, что их будущее за Украиной. Это процесс вряд ли окажется быстрым или беспроблемным, но работа с населением – хорошее начало.

Москва/Киев/Брюссель, 16 июль 2019 г.