Узбекистан в долгосрочном плане
Узбекистан в долгосрочном плане
Table of Contents
  1. Overview
Briefing 45 / Europe & Central Asia

Узбекистан в долгосрочном плане

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКИЙ ОБЗОР

Крайне неудовлетворительное руководство экономикой и политические репрессии оставили Узбекистан в плачевном состоянии. Непримиримая позиция президента Ислама Каримова означает, что усилия, направленные на стимулирование экономической и политической реформ, потерпели неудачу. Отношения с Европой и США достигли точки максимального спада, начиная с получения Узбекистаном независимости в 1991 г. Репрессии в отношении религиозных и политических деятелей и снижение уровня жизни усилили напряженность внутри страны и привели к насилию. Западные страны в настоящее время мало, что могут сделать, чтобы повлиять на развитие Узбекистана, но они должны сделать больше для подготовки граждан Узбекистана и соседних государств к противодействию будущей нестабильности в Центральной Азии.

Узбекистан явно движется по тому же пути самоуничтожения, по которому идут такие страны, как Бирма, Зимбабве и Северная Корея, где процветает элита, в то время как большая часть населения становится все беднее. В то время как правительства европейских стран и США способствуют региональному развитию, Ташкент своими действиями создает постоянные помехи, и представляет растущую угрозу своим соседям, через границу страны идут беженцы, процветает торговля наркотиками. Остальные четыре центрально-азиатских государства и Афганистан являются относительно более слабыми и уязвимыми. Кыргызстан испытал серьезные политические потрясения в результате прибытия беженцев в количестве менее 500 человек после бойни в Андижане в мае 2005 г. Таджикистан столкнулся с большими трудностями после закрытия границ и введения торговых ограничений. Даже относительно преуспевающий Казахстан будет поставлен в сложное  положение, если насилие заставит узбеков пересечь его границы.

Узбекистан не представляет собой прямой угрозы безопасности Европы или США, и правительство в Ташкенте не стоит перед угрозой неизбежного краха. Но Узбекистан вполне может стать центром нестабильности в Центральной Азии в средней или долгосрочной перспективе, и это имеет существенное значение для интересов стран Запада. Нестабильность могла бы, например, вызвать агрессивное вмешательство России в дела региона и стимулировать скрытые тенденции исламского экстремизма, которые до сих пор были скорее поводом для беспокойства, нежели представляли собой серьезную угрозу. Это практически неизбежно создало бы обстановку, при которой торговля наркотиками и людьми оказала бы неблагоприятное воздействие на стабилизацию ситуации в Афганистане и воспрепятствовала бы этому процессу.

Политика Запада, направленная на  обеспечение политической и экономической открытости в действиях Ташкента, потерпела неудачу, и акцент теперь должен быть изменен. Конечно,  должны быть предприняты усилия по продолжению оказания давления - посредством санкций, имеющих целевое назначение,  односторонних торговых ограничений и введением механизмов расследования ОБСЕ,  поддержанных правительствами стран ЕС, США и другими странами - донорами, такими, как Япония, должны понимать,  что у них практически нет никакого влияния на правительство Каримова, и они располагают лишь немногочисленными рычагами, чтобы изменить ситуацию в ближайшей перспективе.

Акцент теперь в большей степени должен быть сделан на более долгосрочные цели, сводящиеся,  по существу  к выработке стратегии "спасательной шлюпки" по поддержанию политической активности, гражданского общества и возможностей  образования в ожидании будущих изменений, а также появления более разумного правительства, и преуменьшению того воздействия, которое вероятная будущая нестабильность в Узбекистане могла бы оказать на соседние страны. В частности, ключевые внешние игроки должны рассмотреть следующие шаги:

  • Усилить меры по содействию обучению представителей Узбекистана заграницей, проведению тренингов по журналистике в регионе, развитию радиовещания на Узбекистан, включая образовательные и новостные программы;
     
  • Расширить возможности Кыргызстана, Таджикистана и Казахстана по предотвращению неблагоприятных экономических и политических последствий развития ситуации в Узбекистане, включая помощь в планировании действий в чрезвычайных ситуациях, подготовке ресурсов для приема потоков беженцев, улучшении охраны и безопасности границ и увеличении помощи министерствам, ответственным за действия в чрезвычайных ситуациях;
     
  • Помочь Кыргызстану и Таджикистану уменьшить зависимость от Узбекистана в области энергетики и транспорта, обеспечивая, например, содействие в реализации гидроэнергетических проектов, прежде всего, строительстве малых ГЭС и улучшении дорог, связывающих Алматы, Бишкек и Душанбе с Китаем, Россией и Афганистаном;
     
  • Расширить помощь тем структурам Кыргызстана, Таджикистана и Казахстана, деятельность которых сосредоточена на охране правопорядка, государственном управлении, в судопроизводстве и парламентской деятельности; и
     
  • Разработать долгосрочный план развития торговых связей между Афганистаном, Пакистаном и тремя центрально-азиатскими странами, не ожидая присоединения к нему Узбекистана и Туркменистана.

 

Бишкек/Брюссель, 16 февраля 2006 г.

I. Overview

Economic misrule and political repression have left Uzbekistan in a woeful state. President Islam Karimov’s intransigence has meant that efforts to encourage economic and political reform have failed. Relations with Europe and the U.S. are the worst since independence in 1991. Religious and political repression and worsening living standards have raised domestic tensions and provoked violence. There is little that Western countries can do now to change Uzbekistan’s direction but they should be doing more to prepare the Uzbek people and the neighbouring states to withstand future instability in Central Asia.

Uzbekistan is well down the path of self-destruction followed by such countries as Burma, Zimbabwe and North Korea, in which an elite prospers while the majority lives in worsening poverty. Even as European governments and the U.S. have encouraged regional development, Tashkent acts as a persistent spoiler and presents a growing threat to its neighbours, with refugees and drugs spilling over its frontiers. The other four Central Asian states and Afghanistan are all relatively weak and vulnerable. Kyrgyzstan was profoundly shaken by the arrival of fewer than 500 refugees after the Andijon massacre in May 2005. Tajikistan has been hard hit by border closures and trade restrictions. Even relatively prosperous Kazakhstan could be seriously troubled if violence were to drive Uzbeks across its border.

Uzbekistan represents no direct security threat to Europe or the U.S., and the government in Tashkent is not at risk of imminent collapse. But Uzbekistan could well become the centre of instability in Central Asia in the medium to long term, and this would have a significant impact on Western interests. It could, for example, prompt an aggressive Russian intervention in the region and stimulate the undercurrents of Islamic extremism that so far have been more of an irritant than a major threat. It would almost certainly create an environment in which trafficking in drugs and people would worsen and hamper the stabilisation of Afghanistan.

Western policies meant to support development of political and economic openness in Tashkent have failed, and the emphasis now should be changed. Although efforts should certainly be made to continue to apply pressure through targeted sanctions, voluntary trade restrictions and OSCE investigative mechanisms, the EU, the U.S. and other donor governments like Japan need to acknowledge that they have almost no influence with the Karimov government and few levers with which to change this in the short term.

The emphasis rather should be on longer term measures, amounting essentially to a lifeboat strategy to maintain political activity, civil society and educational opportunities in the expectation of future change to a more reasonable government, and an effort to reduce the impact likely future instability in Uzbekistan would have on its neighbours. In particular, the key external players should consider the following steps:

  • stepping up support for Uzbeks to study abroad, journalism training in the region and broadcasting in Uzbekistan, including educational programs and news;
     
  • expanding the capacity of Kyrgyzstan, Tajikistan and Kazakhstan to cope with the economic and political fallout from problems in Uzbekistan, including help in crisis planning, pre-positioning of resources to handle refugee flows, improving policing and border security and increasing aid to ministries responsible for emergency situations;
     
  • helping Kyrgyzstan and Tajikistan become less dependent on Uzbekistan for energy and transport, for example by providing assistance for hydropower projects, particularly small scale schemes, and improving roads from Almaty, Bishkek and Dushanbe to China, Russia and Afghanistan;
     
  • expanding assistance in Kyrgyzstan, Tajikistan and Kazakhstan for institutions, focusing on policing, governance, the judicial sector, and parliaments; and
     
  • considering a longer-term plan to build trade connections among Afghanistan, Pakistan and the three Central Asian nations, without waiting for Uzbekistan and Turkmenistan to sign up.

 

Bishkek/Brussels, 16 February 2006

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.