icon caret Arrow Down Arrow Left Arrow Right Arrow Up Line Camera icon set icon set Ellipsis icon set Facebook Favorite Globe Hamburger List Mail Map Marker Map Microphone Minus PDF Play Print RSS Search Share Trash Crisiswatch Alerts and Trends Box - 1080/761 Copy Twitter Video Camera  copyview Whatsapp Youtube
Неведомые воды: анализ динамики сирийского кризиса
Неведомые воды: анализ динамики сирийского кризиса
Idlib Between September 2015 and May 2020: A Timeline
Idlib Between September 2015 and May 2020: A Timeline

Неведомые воды: анализ динамики сирийского кризиса

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКИЙ ОБЗОР

На сегодняшний день вопрос о том, вошёл ли сирийский кризис в заключительную фазу, остаётся открытым. Несмотря на это очевидно, что события в Сирии идут по наиболее опасному сценарию, основными характеристиками которого являются, с одной стороны, пароксизм столкновения сложносоставных антагонистических интересов стратегического характера: внутрисирийских, региональных и международных и с другой – эмоциональный взрыв в сирийском обществе, обострение межконфессиональных отношений и нежелание сторон считаться с политическими реалиями. Стратегическая расстановка политических сил и вектор общественного мнения, как в самой Сирии, так и за её пределами, складываются не самым благоприятным для сирийского руководства образом, и многочисленные отклики на подобное развитие событий отличаются разнообразием. Сторонники режима Асада дают гневно-истерические отповеди, участники акций протеста надеются на скорое завершение кровопролитного противостояния. Многие опасаются столкновений на межконфессиональной почве или даже начала гражданской войны. Представители сил, рассматривающих кризис как историческую возможность окончательно переломить в свою пользу расстановку сил в регионе, заранее торжествуют победу.

К сожалению, необходимо констатировать, что вышеописанном разнообразии реакций не хватает трезвой оценки серьёзных проблем и нетривиальных вызовов, с высокой долей вероятности могущих возникнуть вследствие этих перемен, а также их лимитирующего (или прямо негативного) влияния на процесс политических изменений. В частности, в публичных дискуссиях не уделяется внимания пяти проблемам, влияние которых на дальнейшее развитие событий может стать ключевым:

  • будущее общины алавитов;
     
  • взаимоотношения Сирии и Ливана;
     
  • характер усиливающегося международного вмешательства и его последствия;
     
  • последствия роста вооружения оппозиции в долгосрочной перспективе;
     
  • последствия постепенного разложения социальной, экономической и институциональной сфер.

С недавних пор в Сирии и за рубежом широко распространено убеждение, что после неминуемого падения режима все переменится к лучшему. Такой оптимизм представляется излишним и необоснованным. Вместо этого срочно необходимы трезвый реалистичный анализ существующих проблем и выработка плана по их решению. 20 ноября Сирийский национальный совет, коалиционный орган сирийской оппозиции, опубликовал «проект политической программы», в котором описываются как пацифистское миролюбивое движение страдает от жесточайших репрессий властей. Со своей стороны, режим и его союзники предлагают иную — столь же однобокую — картину, представляя кризис как сирийскую проекцию властной борьбы на региональном и международном уровне. Описанные схемы во всех отношениях противоречат друг другу, являются взаимоисключающими и - очевидно не соответствуя действительности - упускают из вида основной момент: успешное преодоление кризиса, все более приобретающего международный характер, зависит от ясного понимания сложных деталей и взаимосвязей, лежащих в «слепой зоне» обоих сценариев.

В аналитических материалах этого брифинга и его заключении содержатся рекомендации для решения основных проблем.

Дамаск/Брюссель, 24 ноября 2011 г.

Idlib Between September 2015 and May 2020: A Timeline

Idlib is the last rebel-held territory in Syria, nine years after the start of the conflict. A Russian-backed regime offensive against the rebel stronghold halted when Russia and Turkey negotiated a ceasefire on 5 March. Now, Ankara is sending reinforcements to its outposts, making the current standoff untenable

Starting from Russia’s intervention in 2015, this timeline tracks the developments and diplomatic failures that led to the present situation.