How to Relaunch the Kosovo-Serbia Dialogue
How to Relaunch the Kosovo-Serbia Dialogue
Report 174 / Europe & Central Asia

Армия для Косова?

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Международному сообществу осталось всего лишь несколько месяцев для принятия решений, которые, как ожидается, предоставят Косову статус государства, однако планирование вариантов действий в области обеспечения безопасности не достигло необходимых темпов. Такое планирование должно предотвратить создание слабого государства; будущее Косово нуждается в адекватных институтах, необходимых для обеспечения торжества закона и неприкосновенности границ, а также борьбы с международной организованной преступностью и терроризмом. Чтобы достичь признания независимости Косова, нельзя обойтись без важных составляющих строительства жизнеспособного государства. После достижения независимости ключевым компонентом структур безопасности должна стать армия, частично сформированная на базе Корпуса защиты Косова (КЗК), хотя и небольшая, и ориентированная на международные миссии, такие как поддержание мира, и находящаяся в первые годы под строгим контролем НАТО, ограниченная по своей численности и боевому потенциалу.

Потребности в обеспечении безопасности независимого Косова ясны. Оно нуждается во внутренней стабильности и безопасности от внешнего нападения, но в то же самое время Косово не должно представлять угрозы своим соседям. Официально существующие структуры безопасности должны быть поставлены под контроль новых институтов демократического правительства. Существующие неофициальные вооруженные структуры, такие как остатки повстанческой Освободительной армии Косова (ОАК), а так же и те, которые связаны с организованной преступностью, должны быть минимизированы. Этнические меньшинства, особенно косовские сербы, должны быть защищены структурами безопасности государства, а не подвергаться угрозам с их стороны.

 НАТО должно быть готово к тому, чтобы сохранить свои Силы по поддержанию мира (КФОР) в государстве Косово в течение длительного периода для обеспечения защиты от внешних угроз и, в меньшей степени, для содействия обеспечению стабильности внутри страны. Необходимо оказывать сопротивление давлению, направленному на сокращение воинского контингента и его последующий вывод до тех пор, пока отношения нового государства с Сербией не будут полностью нормализованы, и оба государства не станут участниками программы Партнерство во имя мира (PfP).

Можно было бы возразить, что такая бедная и расколотая страна, как Косово, не нуждается в своей собственной армии, пока здесь находятся силы КФОР. Но полная демилитаризация также невыполнима - уровень доверия сторон недостаточен для ее обеспечения. Демилитаризация стала бы фасадом, позади которого сплотились бы мало подчиняющиеся правлению закона неофициальные вооруженные формирования. Это привело бы, скорее, к снижению степени безопасности нового государства и его соседей, чем к ее повышению. Небольшая армия государства, сформированная под надзором НАТО, является наиболее подходящим инструментом, как для побуждения постепенной демилитаризации общества, так и обеспечения включения Косова в структуры региональной коллективной безопасности, которые являются ключом к устойчивой демилитаризации и безопасности.

Если армия будет находиться под должным контролем, то она может помочь развитию устойчивой, многоэтнической или, по крайней мере, этнически нейтральной идентичности нового государства. Формирование единой, представительной и профессиональной армии для государства, глубоко расколотого между албанским большинством и оппозиционно настроенным сербским меньшинством, потребует осторожного выбора основных элементов ее создания. Нежелательные элементы невозможно соединить, но такая армия также не может быть создана без учета существующих институтов и упований большинства населения, возлагающих надежду на созданную на месте ОАК структуру гражданской обороны - КЗК, и оказывающих ей доверие.

Управление развитием идентичности Косова после достижения статуса при игнорировании исключительно албанских стремлений стало бы трудной задачей. Международное сообщество должно занять реалистичную позицию и использовать рычаги, доступные для этого в косовском обществе. Будучи создан на базе повстанческих формирований, КЗК определенным образом эволюционировал; он стремится к приобретению профессионального опыта НАТО, и готов подвергнуться существенному реформированию, благодаря чему этот корпус предоставляет такие большие возможности по формированию армии, которых не следовало бы упускать.

Эта армия должна быть небольшой, оснащенной только легким вооружением, многонациональной, численностью порядка 2000 - 3000 военнослужащих, обученных специальной миссией НАТО по прозрачному плану и графику, и которая достигла бы боеготовности к 2011-2012 гг. Она не должна дублировать ничьих полицейских функций, напротив должна быть сформирована с ориентацией, направленной вовне. Став боеспособной, она должна провести первые операции в рамках региональных инициатив и международных действий по поддержанию мира, и, в конечном счете, присоединиться к программе PfP и стать непосредственно членом НАТО. Необходимо найти возможность уже к 2007 г. развернуть за границей первые специальные подразделения, созданные на основе КЗК, например, занимающиеся разминированием. Задачи обеспечения внутренней безопасности, возложенные на армию, должны быть строго ограничены, и не слишком выходить за рамки современных функций КЗК в области гражданской обороны, строительства и реконструкции.

Все это должно быть создано в соответствии с соглашениями, входящими в пакет окончательного урегулирования статуса Косова. Они должны также определить ограничения численности армии и ее вооружения, и роль НАТО в контроле над ней. В этом случае не обязательно договариваться с Приштиной и Белградом, это могло бы даже принять форму Решения Североатлантического Совета НАТО или Контактной Группы из шести государств, руководящей процессом определения статуса. Лучше, однако, воспользоваться рычагами, имеющимися у международного сообщества в период выработки окончательного статуса, чтобы внести ясность в эту щекотливую проблему, чем оставлять ее в подвешенном состоянии, и возвращаться к ней впоследствии. Следует поставить целью включение Косова вместе с Сербией в программу PfP, после чего эти соглашения должны быть заменены новыми отношениями в рамках НАТО. Механизмы PfP могут быть использованы для подготовки армии, к которой от КФОР постепенно переходили бы функции обеспечения безопасности, в конечном счете, имея в виду окончательный выход КФОР.

НАТО и ЕС должны поддержать давление на Приштину, чтобы та проявила больше инициативы в привлечении косовских сербов на службу в структуры безопасности и, в частности, в армию. В армии должна быть представлена сербская традиция, дополняя традиции албанской ОАК и КЗК. НАТО и ЕС должны также работать вместе, чтобы обеспечить благоприятные условия для инициатив Приштины. Процесс вступления Сербии в ЕС и НАТО должен быть поставлен в частичную зависимость от того, какие отношения сложатся у нее со своим южным соседом, в частности будет ли она поощрять косовских сербов к участию в структурах нового государства или препятствовать этому.

Приштина/Белград/Брюссель, 28 июля 2006 г.

Executive Summary

The international community is just months away from decisions that are expected to make Kosovo a state, but planning for the security ramifications has not kept pace. It must avoid creating a weak state; the future Kosovo needs adequate institutions to ensure the rule of law and the inviolability of its borders, and to combat transnational organised crime and terrorism. Elements important for building a sustainable state must not be traded away to achieve recognition of Kosovo’s independence. A key component of post-independence security structures should be an army built in part upon the Kosovo Protection Corps (KPC), albeit a small one oriented to international missions like peacekeeping and subject in the first years to strict NATO control and limitations on its size and capabilities.

An independent Kosovo’s security needs are clear. It requires internal stability and safety from external attack but at the same time, it must not be a threat to its neighbours. Existing formal security structures must be placed under the control of the new institutions of democratic government. Existing informal armed structures, both the legacy of the insurgent Kosovo Liberation Army (KLA) and those linked to organised crime, must be minimised. Ethnic minorities – particularly Kosovo’s Serbs – must be protected, not threatened, by the state’s security structures.

NATO should be prepared to maintain its Kosovo Force peacekeepers (KFOR) in the state for a long period to provide external protection and, to a lesser extent, contribute to internal stability, resisting pressures to reduce and then eliminate it altogether before the new state’s relations with Serbia are fully normalised and both states have become members of the Partnership for Peace (PfP) program.

Some will argue that with KFOR there, a poor and divided place like Kosovo does not need its own military, but full demilitarisation is impracticable. There is insufficient trust to sustain it. It would become a façade, behind which unofficial paramilitary groups would coalesce, making the new state – and its neighbours – less rather than more secure, and less amenable to the rule of law. A small official army, developed under NATO oversight, is the most appropriate tool, both to prompt the gradual demilitarisation of society and to enable Kosovo’s entry into regional collective security arrangements, which are the key to sustainable demilitarisation and security.

If managed well, an army can help develop a stable, multi-ethnic or at least ethnically neutral, identity for the new state. Fashioning a united, representative and professional army for a state deeply divided between the Albanian majority and the rejectionist Serb minority requires a careful choice of building blocks. Unwilling elements cannot be forced to cohere but such an army also cannot be created without regard to existing institutions and the expectations of the majority, who invest hope and authority in the KLA-derived civil protection body, the KPC.

Steering Kosovo’s post-status identity away from exclusively Albanian markers is going to be an uphill task. The international community should be realistic and use the levers available to it in Kosovo society. With its partial evolution from paramilitary roots, dependency on NATO expertise, and willingness to undergo substantial change, the KPC offers it an opportunity to exercise a free hand in moulding the army that it should not refuse.

That army should be a small, lightly-equipped, multi-ethnic force of between 2,000 and 3,000 personnel, trained by a dedicated NATO mission to a transparent plan and schedule, and brought to operational capability by 2011-2012. It should not duplicate any police functions but should instead be constructed with an outward orientation, to take its first operational steps in regional initiatives and international peacekeeping operations, and eventually gain membership in PfP and NATO itself. An opportunity should be found as early as 2007 for the first deployment abroad, drawing upon expertise built up in the KPC, like demining. The army’s internal security tasks should be severely limited, not much beyond the KPC’s present civil protection, engineering and reconstruction mandate.

All this should be framed by accords reached as part of Kosovo’s final status settlement. These should also specify a range of limitations on the army’s numbers and capabilities, and NATO’s role in its governance. Not necessarily negotiated with Pristina and Belgrade, this could even take the form of a conclusion of NATO’s North Atlantic Council, or of the six-nation Contact Group guiding the status process. It is better, however, to use the leverage the international community possesses during the final status settlement to create clarity on this sensitive issue, than to leave it hanging, to be dealt with afterwards. The aim should be to graduate Kosovo into the PfP, together with Serbia, when the accords should be superseded by new treaty arrangements. PfP mechanisms can be used to prepare the army to take over security roles from KFOR, eventually allowing for KFOR’s complete withdrawal.

NATO and the EU should maintain pressure on Pristina to be creative in bringing Kosovo Serbs on board, in the security sphere and army in particular. Serb tradition should be represented in the army, complementing the Albanians’ KLA and KPC tradition. NATO and the EU should also work together to create a supportive environment for Pristina’s initiatives. Serbia’s pace of accession to the EU and NATO should be partially dependent upon how it treats its southern neighbour, in particular whether it encourages or discourages Kosovo Serbs from integrating into the new state’s structures.

Pristina/Belgrade/Brussels, 28 July 2006

Subscribe to Crisis Group’s Email Updates

Receive the best source of conflict analysis right in your inbox.