icon caret Arrow Down Arrow Left Arrow Right Arrow Up Line Camera icon set icon set Ellipsis icon set Facebook Favorite Globe Hamburger List Mail Map Marker Map Microphone Minus PDF Play Print RSS Search Share Trash Crisiswatch Alerts and Trends Box - 1080/761 Copy Twitter Video Camera  copyview Youtube
Косово и Сербия: немного доброй воли может принести много пользы
Косово и Сербия: немного доброй воли может принести много пользы
Report 215 / Europe & Central Asia

Косово и Сербия: немного доброй воли может принести много пользы

Краткое содержание

Насильственное противостояние в Северном Косово угрожает прервать хрупкий диалог между Косово и Сербией, нарушить внутреннюю стабильность Косово, и помешать процессу вступления Сербии в ЕС. Стремление Приштины установить контроль над всей территорией молодого государства, особенно над его границами с Сербией, и готовность сербов Северного Косово к сопротивлению могут привести к новым жертвам. Белград утратил доверие и способность влиять на сообщество сербов Северного Косово, в котором появились собственные лидеры. Международному сообществу, особенно Европейскому Союзу (ЕС) и США, следует убедить Белград вести диалог с правительством в Приштине на равных, пусть и без официального признания, но при этом не рассчитывать на возможность принудить его к уступкам по вопросу Северного Косово. Все стороны должны искать возможности уменьшения риска дальнейшего развития конфликта, при этом сосредоточившись на реализации договоренностей, достигнутых в ходе двустороннего технического диалога. Косово и Сербии надо завоевывать взаимное доверие и строить фундамент для политических переговоров, необходимых для постепенных преобразований в Северном Косово и достижения, в конце концов, нормальных взаимоотношений.

Нынешний виток напряженности начался 25 июля 2011 года, когда Приштина направила полицию к двум пунктам таможенного контроля на границе с Сербией. Местные сербы окружили  полицейских и заставили их отступить. Один офицер был убит во время столкновений, а один из пограничных пунктов был сожжен. 16 сентября EULEX (правоохранительная миссия ЕС) приступила к переброске по воздуху косовских представителей власти на границу. Косовские сербы перекрыли баррикадами все дороги, ведущие к таможенным пунктам с целью не допустить туда косовских таможенников. Хотя протесты в целом имели мирный характер, все же по меньшей мере в трех случаях за последние месяцы 2011 года были отмечены вспышки насилия, когда косовские сербы оказывали сопротивление попыткам персонала миссии НАТО по принуждению к миру (КФОР) разобрать баррикады. Возможно подтверждением общего стремления избежать жертв служит тот факт, что несмотря на множество раненых в результате столкновений, только двое человек погибли.

Столкновения вокруг таможенных пунктов – лишь одно из проявлений разногласий между Сербией и Косово по вопросу суверенитета, особенно применительно к Северному Косово. Белград не склонен делать шаги, которые могли бы быть истолкованы как признание его южного соседа, что крайне осложняет процесс нормализации. Приштина чувствует что Сербия усилила свое влияние на Северное Косово со времени провозглашения косовской декларации независимости 2008 года, несмотря на решение Международного суда 2010 года, подтверждающего, что эта декларация не противоречит международному праву. В результате Приштина стремится во что бы то ни стало продемонстрировать свою способность контролировать собственные границы, чтобы избежать зарождения сепаратистских настроений. С другой стороны, сербы Северного Косово не желают жить под властью Приштины и рассматривают развертывание сил полиции и таможни на границе как первый шаг к разрушению их общественных институтов и образа жизни.

ЕС хотел бы, чтобы Сербия относилась к Косово, как к нормальному государству, и договаривалась с ним, пусть даже без формального признания его независимости. В преддверии заседания Совета Европы в декабре 2011 г Сербия пошла на серьезные уступки, особенно в контексте проходивших при поддержке ЕС технических переговоров с Косово, желая сохранить свой статус кандидата в члены ЕС. Сербский президент Борис Тадич призвал разобрать баррикады в Северном Косово, в результате было разобрано по меньшей мере три из них, а также был подписан договор, согласно которому Сербия и Косово будут совместно контролировать пограничные пункты. Однако это убедило не всех членов ЕС. 9 декабря на совещании глав правительств ЕС перед Сербией были поставлены три новых условия, чтобы в марте 2012 г получить статус кандидата. Полное их выполнение будет для Сербии затруднительно, однако в подобном случае, вопрос о её статусе будет отложен до декабря, а возможно и на после 2013 года, когда в ЕС примут Хорватию. В 2012 году в Сербии может быть избрано новое, менее евро-ориентированное правительство. В то же время, кризис Еврозоны ослабляет поддержку идеи дальнейшего расширения среди ключевых стран – членов ЕС, тем самым лишая Евросоюз главного инструмента разрешения конфликтов на Западных Балканах. Если к тому времени позиции в Приштине и Белграде станут более жесткими, достичь компромисса может быть почти невозможно.

Сербии следует проявить инициативу в реализации договоренностей, достигнутых в ходе технических переговоров, а также в демонстрации своей политической воли выполнить дополнительные условия, поставленные ЕС. Она должна работать в тесном контакте с косовскими сербами, с тем чтобы убедить их снять блокаду и принять участие в переговорах с Приштиной о путях снижения напряженности на севере Косово. С другой стороны, государства – члены ЕС, такие как Германия, не должны выдвигать чрезмерно амбициозных требований, таких как скорое упразднение параллельных общественных институтов, чего в настоящее время ни Белград, ни Приштина не в состоянии выполнить мирным путем. EULEX и КФОР должны действовать с особой осторожностью в этот взрывоопасный период времени.

После месяцев выступлений против EULEX и властей Косова, сербы Северного Косово чувствуют усталость и разочарование, но решимость их не ослабла. Они больше не верят в то, что Белград способен защищать их интересы до конца. Могут возникнуть новые очаги напряженности, в случае если Косово или КФОР попытаются заставить их снять блокпосты, или вследствие возможных инцидентов при реализации технических договоренностей между Сербией и Косово о свободе перемещений и о совместном контроле над пограничными пунктами. Еще одна возможная причина дестабилизации региона – парламентские выборы в Сербии, запланированные на май 2012. Предыдущие выборы в 2008 г были организованы также в районах Косово со значительным сербским населением, что привело к появлению в Южном Косово параллельных муниципальных правительств, и к установлению в Северном Косово сербских органов власти, действующих по сей день. Приштина может попытаться не допустить повторения этого сценария в 2012 году путем конфискации бюллетеней, ареста организаторов и закрытия тех избирательных участков, до которых [косовское правительство] сможет добраться.

Ни одна из сторон не стремится к эскалации вооруженного конфликта. Однако ставки высоки, напряженность велика, и сохраняется опасность кровопролития. Все стороны должны сосредоточиться на мерах по созданию взаимного доверия, необходимого для начала настоящих политических переговоров между Косово и Сербией, при участии лидеров сообщества Северного Косово, которые могут, в конце концов, завершиться разрешением проблемы контроля над Северным Косово, а также нормализацией отношений и взаимным признанием Сербии и Косово. Многие сербы в Сербии и Косово отказываются признать неизбежность подчинения Северного Косово конституционному порядку Косова. Однако Белград все больше приходит к  осознанию факта, что его стремление к членству  в Евросоюзе не может быть реализовано иным путем. Тем не менее, чтобы интеграция была мирной, она должна быть постепенной и следовать из политических компромиссов и договоренностей. Силовые и односторонние методы, порой применявшиеся в 2011 г,  при кажущейся их целесообразности, все же создают напряженность и угрозы, которых следует избегать в этом все еще взрывоопасном регионе.

Приштина/Белград/Брюссель, 2 февраля 2012

Serbia's Changing Political Landscape

On 11 July 2004, Boris Tadic was inaugurated as Serbia's first president since December 2002. Voters chose Tadic in the second round of the election, on 27 June, by a vote of 53 per cent over the ultra-nationalist Tomislav Nikolic of the Serbian Radical Party (SRS). Tadic's victory suggests that a slim majority of the electorate wants to see Serbia on a pro-European reform course.

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

I. Overview

On 11 July 2004, Boris Tadic was inaugurated as Serbia's first president since December 2002. Voters chose Tadic in the second round of the election, on 27 June, by a vote of 53 per cent over the ultra-nationalist Tomislav Nikolic of the Serbian Radical Party (SRS).[fn]In the first round, 47.7 per cent of the electorate voted and 48.7 per cent in the second round. Three previous elections (29 September and 13 October 2002, 8 December 2002, and 16 November 2003) were annulled due to insufficient voter turnout. Subsequent changes in the election law removed the requirement for a 50 per cent voter turnout and made it possible for this election to succeed.Hide Footnote  Tadic's victory suggests that a slim majority of the electorate wants to see Serbia on a pro-European reform course. However, the Radicals' strong showing demonstrates that Serbia's electorate is deeply divided, and a pro-reform course should not be taken for granted, particularly if economic difficulties continue. Most importantly, the top three vote-getters in the first round of the presidential election came from parties that were not part of the government and did not support it in parliament.

Since the election, Tadic has indicated that he will support the government of Premier Vojislav Kostunica, thereby reducing the influence of the Socialist Party (SPS). However, the office of president holds little authority over day-to-day policy-making, and Tadic's election may not necessarily translate into real change for Serbian politics. The election leaves Serbia's minority government highly vulnerable to pressure from the nationalist right as well as the pro-European centre. Upcoming country-wide municipal elections and provincial elections in Vojvodina -- both scheduled for September -- will be seen by the government as a crucial test for possible early parliamentary elections.

Despite Tadic's election, the Serbian government appears reluctant to restart cooperation with the war crimes tribunal in The Hague (International Criminal Tribunal for the Former Yugoslavia [ICTY]). Rhetoric and ever-increasing international pressure aside, it is uncertain if anyone sought by the ICTY will be arrested or transferred prior to the September elections. Reform legislation has stalled, and relations with minorities in the ethnically mixed Vojvodina province have worsened noticeably and could be subject to further deterioration.

In this presidential election, Serbia's electorate demonstrated increased sophistication and signalled that it is no longer obsessed with the politics of nationalism. The economy dominated the election debate -- neither Kosovo nor the ICTY played a significant part in the campaign rhetoric. Both the first and second rounds of the election signalled broad disenchantment with the transition process and with politics as usual. But the emergence of a new face from the oligarchy -- one-time Milosevic crony Bogoljub Karic -- as an increasingly powerful political force sends a powerful message to Belgrade's self-absorbed political elites of possible populist trends in the future.

Belgrade/Brussels, 22 July 2004