icon caret Arrow Down Arrow Left Arrow Right Arrow Up Line Camera icon set icon set Ellipsis icon set Facebook Favorite Globe Hamburger List Mail Map Marker Map Microphone Minus PDF Play Print RSS Search Share Trash Crisiswatch Alerts and Trends Box - 1080/761 Copy Twitter Video Camera  copyview Whatsapp Youtube
Ukrainian President Volodymyr Zelenskiy, German Chancellor Angela Merkel, French President Emmanuel Macron and Russian President Vladimir Putin give a press conference after a summit on Ukraine at the Elysee Palace in Paris, December 9, 2019. Ludovic Marin/Pool via REUTERS
Report 256 / Europe & Central Asia

Мир в Украине I: Европейская война

Война на Украине - это война в Европе. Чтобы помочь Киеву обрести мир, ЕС, НАТО и государства-участники должны искать новые подходы к европейской безопасности в целом, включая дискуссии с Россией касательно контроля над вооружениями, также они должны подумать о том, как изменить расчеты России, в том числе путем пересмотра политики санкций, с целью сделать ее более гибкой, если прогресс будет достигнут.

  • Share
  • Save
  • Print
  • Download PDF Full Report

Что нового? Политика России в отношении Украины, включая военное вмешательство, обусловлена как целями Москвы в самой Украине, так и ее давним желанием изменить архитектуру европейской системы безопасности. Реакция Запада аналогичным образом обусловлена как интересами в отношении Украины, так и общеевропейскими интересами. Устойчивый мирный план должен учитывать оба комплекса факторов.

Почему это важно? Усилия по установлению мира в Украине путем решения проблем, присущих только Украине, не будут иметь успеха, поскольку причины конфликта носят как локальный, так и геостратегический характер. Целью действительно прочного мира должно быть обеспечение общеевропейской безопасности, что позволит сделать Россию, ее соседей и весь континент более безопасными.

Что делать? Европейские государства должны вступить с Россией в обсуждение вопросов европейской безопасности, включая региональные и субрегиональные ограничения вооружений. Им также следует рассмотреть вопрос корректировки действующего режима санкций, чтобы предусмотреть возможность снятия некоторых из них, если Рос-сия будет способствовать достижению реальных успехов в обеспечении мира.

Если у вас возникли вопросы, краткий обзор находиться в прилагаемом документе.

Краткий обзор

Данный отчет открывает серию материалов Кризисной группы, в которых будут рассмотрены различные аспекты войны в Украине и намечены возможные пути к ее концу. В первой части будут рассмотрены геостратегические подоплеки конфликта и его влияние на любой сценарий урегулирования.

Война в Украине – это война в Европе. Это также война, касающаяся европейской безопасности. Российское военное вторжение на территорию своего соседа в значительной степени было предпринято для того, чтобы гарантировать, что Украина не вошла в западные экономические институты и институты обеспечения безопасности. Убеждение России в том, что такие изменения нанесли бы ей колоссальный ущерб, следует из ее общего недовольства европейской системой безопасности, которая сформировалась в течение последних трех десятилетий. Для того, чтобы какой-либо сценарий мирного урегулирования стал успешным, наряду с решением конкретных вопросов в украинском контексте, он также должен учитывать более масштабные проблемы безопасности, существующие в европейско-российских отношениях. ЕС, НАТО и их государства-члены, в том числе Соединенные Штаты, должны начать исследования новых подходов к обеспечению европейской безопасности вместе с Москвой, включая новые меры по контролю над вооружениями, одновременно поддерживая усилия Киева о прекращении боевых действий в Украине. Между тем, ЕС должен также рассмотреть вопрос о введении более гибкого подхода к своей санкционной политике, предлагая постепенное смягчение в обмен на соответствующие шаги со стороны России вместо нынешнего принципа «все или ничего».

После окончания «холодной войны» в Кремле сформировалось мнение о том, что западные страны представляют собой вражеский блок, возглавляемый США, который стремится ограничить мощь и влияние России, а также посягает на то, что Москва считает своими природными сферами влияния, в которые входит большинство стран, расположенных на ее непосредственной периферии. Особенно болезненно Россия относится к Украине, история отношений с которой является сложной и  переплетенной. Несмотря на то, что народное восстание, которое привело к свержению в 2014 году тогдашнего президента Украины Виктора Януковича, стало неожиданностью для Брюсселя и Вашингтона так же, как и для Москвы, Кремль воспринял это как очередную атаку Запада. В ответ Россия аннексировала Крымский полуостров Украины и поддержала насильственное сепаратистское движение на украинском Донбассе, начав войну, которая продолжается до сих пор.

Для Украины поддержка Запада имеет решающее значение в противостоянии российской агрессии, поскольку неоднократные попытки договориться с Москвой о прекращении войны дали скудные результаты. Продолжение этой поддержки, однако, означало признание, по меньшей мере, одного компонента в аргументации Москвы о том, что война в Украине – это противостояние между Востоком и Западом, и что если западные державы не противостоят России в Украине, они в итоге столкнуться с Россией в другом месте.

Западные государства также в определенной степени приняли этот тезис. Избегая непосредственного участия в вооруженном конфликте, они пытаются заставить Москву отступить преимущественно путем применения санкций. Некоторые из них, введенные США и ЕС, напрямую связаны с войной на Донбассе. Как Вашингтон, так и Брюссель утверждают, что эти санкции будут отменены после выполнения обязательств, которые Москва взяла на себя, подписав в 2015 и 2016 годах Минские соглашения с Киевом и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе. Россия взамен рассматривает выполнение этих соглашений в качестве ответственности Украины, а санкции – как еще один пример агрессии Запада. Противоречивость этих толкований заводит ситуацию в тупик и затягивает войну, продолжающуюся уже шестой год.

Владимир Зеленский, избранный президентом Украины в апреле 2019 года, стремится положить конец этой безысходности. Проведя кампанию, которая основывалась на лозунгах о мире, процветании и преодолении коррупции, он обратился к Москве и людям, проживающим на территории, подконтрольной сепаратистам, пытаясь прекратить обстрелы, обменяться пленными и найти путь к реинтеграции Донбасса. Однако, несмотря на обмен пленными и новые соглашения о прекращении огня, мир остается недосягаемым.

Геостратегический фактор, определяющий логику действий Москвы и ответную реакцию Запада – одна из причин этой безвыходной ситуации. Поскольку проблема выходит за рамки украинского контекста и отражает глубокие структурные взаимные подозрения, долгосрочное решение должно также учитывать эти внешние элементы. Безусловно, принятие совместного мирного плана для Украины является предпосылкой мира. В будущих публикациях этой серии будет рассмотрено несколько элементов, которые должны включать любой подобный план. Но этого почти наверняка будет недостаточно, если выбранный подход не будет учитывать вопросы европейской безопасности как таковой.

Учитывая это, обеспечение устойчивого мира в Украине нуждается в диалоге по вопросам европейской безопасности и отношений России с Западом. Чтобы снизить напряженность и ослабить опасения всех сторон безопасности, члены ЕС, Россия и их соседи должны начать решение более масштабных проблем европейской безопасности, в том числе путем проведения обсуждений о контроле над вооружениями на региональном уровне. Эти переговоры не положат конец войне и, вполне вероятно, не приведут к скорейшему достижению договоренностей. Но они дадут сигнал России о том, что к ее восприятию угроз относятся серьезно, и проведение соответствующих обсуждений с европейскими государствами откроет значительные перспективы будущего сотрудничества.

Для укрепления тезиса о том, что европейско-российский диалог имеет реальный потенциал, ЕС также должен рассмотреть возможность предоставления большей гибкости в своей санкционной политике. Возможность постепенного ослабления санкций в отношении России в обмен на определенные достижения в решении конфликта на Востоке Украины будут отвечать эффективному международному опыту санкционной политики и нивелировать нарратив Москвы о том, что санкции являются инструментом стратегии наказания. Наоборот, нынешний жесткий подход, в основу которого положен принцип «все или ничего», ограничил эффективность инструментов, которые были призваны побудить Россию к изменению поведения.

Критики более гибкой санкционной политики по понятным причинам указывают на риски. Во-первых, это угроза единству ЕС, которая стала определяющей чертой европейской политики в отношении Украины и позволила убедить Москву в серьезности намерений Европы. Ирония в том, что это единство может ослабнуть, если Россия сделает шаги к примирению. Хорошо спланированный, согласованный и более гибкий подход придаст Европе большую готовность действовать сплоченно, если Россия изменит тактику. Сохранение консенсуса также потребует от ЕС соблюдения своих самых строгих санкций, связанных с войной на Донбассе, до тех пор, пока Украина не восстановит контроль над всей своей территорией Донбасса, а также санкций связанных с Крымом пока Москва будет контролировать полуостров. Второй риск связан с откатом назад со стороны России. Эту проблему можно решить путем выработки и четкого донесения намерений Совета ЕС возобновить санкции в рамках Общей внешней политики и политики безопасности, если прогресс будет обращен вспять.

Война в Украине имеет локальный характер, и некоторые ее предпосылки характерны именно для Украины. Дорога к миру в Украине пролегает через Москву, поскольку только Москва может прекратить поддержку вооруженных групп на Востоке, отвести технику и обеспечить восстановление контроля Киева над своей территорией. Но путь в Москву также лежит через Европу: решение Кремля аннексировать Крым и поддержать вооруженные формирования на Донбассе было обусловлено не только интересами в Украине, но также его собственным видением европейской и глобальной безопасности. Меры, указанные в этом отчете, сами по себе не завершат конфликт. Однако они могут заложить основу, которая предоставит миру в Украине шанс.

Киев/Москва/Брюссель, 28 апреля 2020 года